Две недели войны

Оригинал взят у в Две недели войны

- Вы знали, что он ушел в ополчение?


- Какое? Ушел из дома 13 января. А через две недели со мной связались, ранение.


Кошуркин Александр Владимирович сразу попал в Дебальцево.


Один мой старый друг рассказал как-то историю. Его приятель поехал в Чечню,  в Первую Чеченскую. Он с другими новобранцами прибыли в Грозный, и их повезли с вещами в часть. По дороге, они попали то ли на мину, то ли еще на что. Он сидел над колесом, и это его и спасло. Он единственный, кто выжил из той машины. Пол тела нашпигованно было железом, которое потом из него выходило еще долго. Они даже не успели приехать, все эти мальчишки.







Заходим в квартиру, нас встречает сухая невысокая женщина. Когда она отходила от двери, чтобы мы могли зайти, заметила, что она сильно хромает. Я замешкалась.
Ребята из администрации Первомайска сказали, что по этому адресу обращались за ходунками. Но там вроде речь шла о мужчине.


- Что случилось с вами?


- Маркс упал.


Чуть не подавилась.


- ???


- Памятник на меня упал. Маркс. Вот так и упал.


Женщина закатила глаза, и стала показывать, как памятник на нее падает. Руки вперед направляет, и откидывается.


- На работе это было, на заводе. Рухнул плашмя. С тех пор хромаю на обе ноги.


Мы топчемся в дверях, и не очень понимаем, что происходит.


- Мы ходунки привезли.


- Спасибо! Как же они Саше нужны!


И тут вижу в комнате, над диваном локоть виднеется.


- Что с Сашей?


Галина Ивановна рукой бросает вниз.


- В Дебальцево ранило 27 января. Воевать пошел


- Вы знали, что он ушел в ополчение?


- Какое? Ушел из дома 13. А через две недели со мной связались, ранение. Я бы его никогда не отпустила, если бы знала. У меня старший сын умер, ему было всего 30.

И вот теперь...







Александр Владимирович 1983 года рождения, был ранен не прослужив и двух недель. В голову. После этого ему сделали не одну операцию. Вывозили в Москву. Там и сказали, что шанс на восстановление есть, но если будет упорно тренироваться, и для этого нужно много времени.
Александр лежит на диване, и мычит. Взгляд концентрируется с трудом.


- Он в сознании, все понимает?


- Да, понимает. Но говорит плохо


Он лежит, как малое дитя. Рука прижата к лицу, и он все время закрывает голову. Точнее ее правую часть. Словно бы спрятать хочет.


- А вам инвалидное кресло нужно?


- Очень! Он хоть и ходит, но всеравно с трудом перемещается.


В машине лежало инвалидное кресло, которое передала одна женщина для Донбасса. Мы его захватили на всякий случай в Первомайск, когда выезжали из Луганска.
Пока ребята ходили за ним, Галина Ивановна пошла куда-то вглубь комнаты.





Через пару минут пришла, стала показывать медаль и документы.


- Вот, посмотрите.


Александр опять что-то замычал. Пытаюсь разобрать слова, но не выходит. Кисти рук скрючены, как у старичков при болезни Паркинсона, глаз полузакрыт. Кажется, что он не в сознании. Сбоку лежат памперсы. А он пытается и пытается сказать что-то.


- А дети, жена у него есть?


- Дочка есть. Жена от него ушла давно.


- Маленькая?


- 5 лет. Поначалу не понимала что происходит. Я ее спрашивала - "папу помнишь?", а она отвечала "мама сказала, не вспоминать". А потом стала приходить - принесет стульчик к нему в комнату, сядет рядом с ним и сидит. Если кушает, всегда возьмет - себе и папе. Яблочко, чай. Очень любит его.



Мы помогаем  в основном мирному населению. Это дети, дома престарелых, детские дома, старики.. А вот с раненным бойцом столкнулись первый раз.
Александр, Саша, попал в ополчение год назад. Тогда был дебальцевский котел, в который он сразу и попал.


В январе 2014 был убит и.о. мэра Первомайска Евгений Ищенко. Мы тогда даже не смогли доехать до Первомайска - он находился под усиленным обстрелом. Ждали, ждали когда хоть чуть стихнет, но не стихало. Снаряды били и били, постоянно, монотонно. Александр тогда и ушел на войну. В самое пекло, когда было страшнее всего.


Галина Ивановна невероятно измученна. Сама хромает и полностью обслуживает сына. Меняет памперсы, делает гимнастику, кормит, моет. В квартире очень тяжело.
Я и сейчас ее представляю, квартиру эту - с большим зеркалом напротив входа, со стеклами, залепленными крест на крест скотчем, иконой напротив Сашиной кровати, и с тяжело идущей самой Галиной Ивановной. А еще представляю девчушку, которая сидит на маленьком стульчике рядом с отцом, и протягивает ему кусочки яблока. А он закрывает зажатой от спазма рукой лицо и пытается сказать что-то очень важное.





Если вы хотите присоединиться к помощи людям Донбасса, пишите мне в личку в жж, фб или на почту littlehirosima@gmail.com.


Подробности о помощи читать здесь.