Хунта, медь и пиар

Оригинал взят у в Хунта, медь и пиар


Блок ассоциаций советских людей при слове "хунта"

Слово "хунта" для позднесоветских людей имеет однозначно отрицательную коннотацию и прочно ассоциируется с чилийским переворотом 1973 года.
В одном ассоциативном ряду с "фашистской хунтой Пиночета" стоят фотографии "фашистских молодчиков" в темных очках и "немецких касках", "социалистический президент Сальвадор Альенде","обменяли хулигана на Луиса Корвалана", отрубленные кисти рук певца Виктора Хара, Дин Рид и ГДР, лауреат Международной Сталинской премии певец правды Пабло Неруда, и тому подобные яркие клише позднесоветского агитпропа.

Оттуда же растут ноги в именовании "хунтой" переворотчиков в Греции, Нигерии, Никарагуа и далее везде, вплоть до нынешнего Киева, к которому некоторые советские евреи, вроде Вершинина, прилагают к "хунте" и "гестапо-СБУ", и "Майданек" вместо Киева. Что несколько странно - евреев пока в Киеве не трогают. Скорее, наоборот.
Почему так произошло не совсем понятно, ведь хунтой в Латинской Америке называли (и называют) советы, объединения и госорганы. Мол, хунта Хорхе Видела, третья правительственная хунта Бразилии, Правительственная хунта национальной реконструкции Никарагуа и так далее. А уж в Чили Primera Junta Nacional de Gobierno и вовсе стояла у истоков independencia.


Картинка из чилийского школьного учебника.
Великая Октябг'ьская г'еволюция свег'шилась! Вся власть Советам!
Вила ла Либертад! Вива ла Индепенденсиа! Вива ла Хунта!

Для латиноамериканца "хунта", как для русского уха "Советы". Можно так повернуть, а можно эдак.
Вероятно, всё дело не в самом смысле слова, а в черном пиаре, который вокруг него навернули.
Только вот кто и зачем этим занимался? Ведь не сами же латиноамериканцы.
До известного переворота в 1973 году только в ХХ веке в Чили военные переворачивали правительства с десяток раз и никто по этому поводу не парился.
Отец чилийской независимости (от испанцев) ирландец Бернардо О’Хиггинс, Великий Маршал Перу и Верховный Директор Чили так и вовсе возглавлял 5-ю Правительственную Хунту Чили. Название «Президент Чили» появилось позже и на замену "Директору".


Бернардо Рикельме О’Хиггинс - внебрачный сын генерал-резидентакапитана Чили и вице-короля Перу Амбросио О’Хиггинса.
В Лондоне водил дружбу с Франсиско Мирандой, полковником русской службы, генерал-лейтенантом патриотической армии Венесуэлы и бригадным генералом революционной Франции.


Английская молодость

Так из-за чего тогда сыр-бор?
Ну, во- первых, Чили, помимо Пиночета, Альенде, Корвалана и красного жгучего перца, известно ещё и тем, что занимает первое место по экспорту меди в мире.
А крупнейшая медная шахта в мире Chuquicamata даже изображена на национальной валюте


Развитие этой отрасли было для экономики Чили определяющим и во многом продолжает оставаться таким сейчас.
В связи с этим стало интересно посмотреть на развитие чилийского политического процесса, одним глазом поглядывая на игры на мировом рынке меди. Ну, или наоборот.)
В общем, попробовать уловить корреляцию между первым и вторым. Хотел написать кратко, но краткость, очевидно, не моя сестра)). По старой университетской привычке насобирал материала постов на пять.

Информированным читателям, конечно, заранее всё понятно, но в теме есть несколько интересных завитушек.
А что делать стареющему джентльмену с подзорной трубой ногой в гипсе? Сидеть в кресле, укрыв поврежденную конечность шотландским пледом, ворчать на непостоянство северных погод, да рассматривать в лупу завитушки на замысловатых узорах. Чили интересна ещё и тем, что на ней, как на дрозофиле можно отслеживать процесс развития всей Латинской Америки.

Правление уже упомянутого главы Хунты (пока ещё ХОРОШЕЙ хунты) О’Хиггинса, воевавшего с роялистским испанским Перу, ознаменовалось помимо побед над роялистами, ещё и относительной либерализацией колониальной испанской экономики.
Англичане появились в Чили одновременно с О’Хиггинсом, из Англии шли поставки оружия, англичане финансировали постройку оружейных заводов, англичане же обложили кредитами чилийское республиканское правительство.
При этом, территория Чили поначалу была для англичан лишь транзитом для выхода на более обширный рынок Перу. Ну и как водится, англичане делали дела в серой зоне между Чили и Перу одновременно торгуя, в том числе и оружием, с теми и другими. Джаст бизнес.
Медь тогда занимала англичан мало. Для Англии торговые обороты Чили, если не считать золота и серебра, никак не могли сравниться с Буэнос-Айресом. Пшеница, медь, пенька и кожи не котировались для спекуляции, учитывая большие расстояния. Но английский капитал все же стал играть важную роль в финансировании добычи чилийской меди.
Английские вложения для горнопромышленников были выгоднее кредитов, навязываемых местными испанскими финансистами, англичане платили за медь больше, и их кредитные условия были выгоднее.
У англичан было два преимущества перед местными. Они могли проводить операции в широком масштабе, держа под своим контролем сотни рудников, что позволяло им предлагать лучшие цены. Кроме того, у них было преимущество в том, что они могли сотрудничать с английскими импортерами, которые в свою очередь предоставляли им льготные кредиты для закупки меди на экспорт в обмен на свой импорт.
Среднегодовой вывоз меди с 1817 году достигал 61 тыс. квинталов*, из которых большинство шло в Калькутту. Чили первым из новых испаноамериканских государств получило заем на лондонском валютном рынке - Антонио Хосе де Иррисари заключил в 1822 г. сделку с фирмой «Халетт бразерс» на 1 млн.ф.ст., чтобы частично финансировать освободительный поход в Перу.

После череды войн английский бизнес обосновался в Чили прочно, через англичан шел практически весь чилийский экспорт-импорт, в том числе и меди.

Во внутренней политике Чили до второй половины XIX века несмотря на бушевавшие страсти и гражданские войны между республиканцами и реконкистадорами, по сути мало что менялось. Хотя чилийская партийная система и была скопирована с английской, а саму Чили часто именовали "латиноамериканской Англией", политику в стране определяли взаимоотношения двухсот семей креольской земельной аристократии и католическое духовенство.
Идеологическое господство католической церкви было безраздельным. Начиная с того, что регистрация рождения и смерти было в ведении церковного делопроизводства, некатоликам в Чили невозможно было вступить в брак (внебрачные дети считались незаконными), и заканчивая тем, что единственными кладбищами в стране были католические. На них не было места для некатоликов. В Сантьяго, например, некатоликов хоронили у горы Санта-Люсия, которая в 19-м веке считалась городской помойкой.
Эпоха просвещения и модернизации Чили началась в 1862 году. В этом году 20 апреля была инсталлирована Великая Ложа Чили.



Чтобы никто не сомневался

В 1863 году членами ложи в Копьяпо создана Радикальная партия Олега Ляшка. Что окончательно оформило раскол в чилийской Либеральной партии..

Партия заняла открыто антиклерикальную позицию, и сыграла важную роль в проведении т.н. "богословской реформы» в чилийском законодательстве в начале 1880-х годов, когда католическую церковь несколько отодвинули от идеологических рычагов. Ну и позиция этой партии определяла политику Чили на последующие 100 лет.
Партия то правела, то левела, то размножалась почкованием. От левого крыла Радикальной партии отпочковалась социалистическая и социал-демократическая партии Чили, которые в свою очередь дробились и объединялись в зависимости от политических амбиций руководства.
Всем известный Сальвадор Альенде был избран президентом от Народного единства (UXP Unidad Popular), коалиции Социалистической коммунистической, Социал-демократической, Радикальной партий и отколовшейся фракции христианских демократов. Но это я сильно забегаю вперед.

Скосив глаза на рынок меди, можно отметить, что борьба там происходит, главным образом, между американскими и английскими монополиями.
До 80-х годов XIX века одни только Ротшильды контролировали около сорока процентов производства меди в мире.
Одновременно во второй половине девятнадцатого века идет впечатляющий рост производства меди в Штатах. Расширение объемов идет в русле активной колонизации Дикого Запада. Принятое в 1866 году горное законодательство в плане налогов, взносов, налоговых ставок, и защиты владельцев компаний, связанных с транспортировкой и переработкой полезных ископаемых считается самым прогрессивным в мире и даже более важным фактором, чем прогрессирующие технологии.
Американцы постепенно, но очень быстро создают финансовые, технические и управленческие ресурсы для адекватной конкуренции с англичанами по объемам производства, опыту и технологиям. Американские технологии производства растут опережающими темпами. Например, за счет массового применения электричества на шахтах и технологий производства меди из низкосортной медной руды.
Пионером в этой области считается Маркус Дэйли, основатель Anaconda Copper Company.

В Чили тем временем в конце девятнадцатого века подошел к концу так называемый "первый цикл меди". Медь из высокосортной медной руды, но с низкотехнологичных чилийских шахт экспортируется в Англию, на склады Суонси (Swensea), Новый Южный Уэльс, откуда она реэкспортируется по всему миру.
Развитие медной отрасли идет ни шатко ни валко. Добыча в Чукикамате производится вручную, руда возится в телегах, запряженных мулами, только несколько шахт оснащены механическими средствами. Развитой инфраструктуры - дорог,и и воды нет. До ближайшей реки от рудников Чукикамата 100 км. Электричество отсутствует вообще. Помимо отсутствия инфраструктуры наличествуют запутанные горные законы, доставшихся Чили в наследство от Новой Испании. Получающая профит от владения землей под рудниками креольская аристократия ничего не спешит менять.
Прорыв наступает в 1888 году с принятием нового горного законодательства. Тогда же резко активизируется поток желающих прикоснуться к живительной медной жиле.
В первых рядах, разумеется англичане, точнее шотландец Норман Уокер и крупнейший в Чили британский торговый дом Duncan Fox & Co.
Девид Дункан и его старший брат Джеймс прочно обосновались в Южной Америке в 1851 году, когда в партнерстве с Balfour Williamson основали судоходную компанию в Вальпараисо. В 1863 году "наши партнеры" разделились и Дункан основал собственную Duncan Fox & Co, ставшую основным конкурентом Balfour Williamson. Партнеры поделили горнодобывающий и логистический рынок Чили. На старость Дункан вернулся в Англию, где получил скромный пост управляющего Королевской страховой компанией.

В это же время в Чили активизируются разведчики американских компаний. Американцы вообще пробовали проникнуть в Чили с 1811 года, но сколько-нибудь серьезного влияния в Чили до 80-х годов 19 века у них не было. Если доктрина Монро с успехом применялась для столпов испанского колониализма, вроде Перу или Боливии, то в Чили она не работала. Потому как либертадор, револютиа и индепендентиа в Чили уже случились и деколонизировать было нечего. Попытки перекроить политическую систему Чили на манер американской модели предпринимались ещё преемником О’Хиггинса Рамоном Фрейре, однако английское лобби отправило его в отставку.
В 1881 году, с приходом президента Артура Честера, политика Штатов в Южной Америке становится более активной. В 1886-м послом в Чили назначается бежавший от британского правосудия в США ирландец Патрик Иган, питавший, мягко говоря, не самые теплые чувства к Соединенному Королевству.

В том же 1986 году президентом Чили становится бывший министр иностранных дел, либерал и яркий сторонник американского пути Хосе Мануэль Бальмаседа. Бальмаседа представляет либеральные круги чилийских бизнесменов и аристократии. Впрочем, в Чили того времени это одно и тоже.

Именно при нем в 1988 году меняется горное законодательство Чили, и добыча меди становится открытой для иностранных инвесторов.
Правление Балмаседы и его либерального кабинета ознаменовалось ещё рядом нововведений и реформ, но это достойно книги, не то что поста в ЖЖ.

Музыка Бальмаседы, однако, играла недолго. В 1890-м году в чилийскую кантату вступают скрипки.

Оппозиция Бальмаседы в Национальном Конгрессе Чили, ведущую роль в которой играет Радикальная партия, организовывает в городе Икике собственную Руководящую хунту (Revolutionary Junta de Gobierno de Iquique).


Всё ещё хорошая хунта

1 января 1891 года съезд КПСС хунта постановляет, что Президент Республики, Жозе Мануэль Бальмаседа, а равно его Кабинет министров и государственные советники абсолютно не в состоянии продолжать осуществление своих полномочий с сего дня".

В стране начинается гражданская война. Открыто ни англичане, ни американцы в конфликт не вмешиваются. Идет активная дипломатическая переписка.
Иган постоянно информирует госсекретаря Джеймса Блейна, о том, что гражданская война инспирирована Британией и поражение Бальмаседы будет иметь негативные последствия для США. Из Британии, наоборот, пишут, что к войне Бальмаседу подстрекали американцы, и что, если он выиграет британское влияние значительно уменьшится.
Тем не менее, в Тихий океан отправляется крейсер ВМС США USS "Baltimore", чтобы блокировать поставки оружия противникам Бальмаседы.

Во время войны воюющие покупают оружие в Европе и США, но некоторые компании, такие как британская Baring Brothers продает оружие обеим сторонам.
В октябре "Балтимор" бросает якорь в порту Вальпараисо. К этому времени сторонники Бальмаседы терпят поражение и прячутся в американском посольстве, туда же Бальмаседа отправил свою семью. Бальмаседисты из посольства переправляются на борт "Балтимора" для эвакуации в Перу.
16 октября 1891 капитан "Балтимора" Уинфилд Шли дал разрешение сойти на берег 117 морякам. В порту случается драка, несколько моряков ранены и Штаты получают некий казус белли для вступления в войну на стороне своих ставленников.
Американский историк Кеннет Леманн описывает политику своей страны в этот период так: Вашингтон вмешался в спор не имея реалистичных предложений, кроме тоскливых нравоучений. Они были насквозь лицемерными в свете собственной истории, и завуалированные угрозы не были правдоподобными.

Во многом благодаря тому, что политика Штатов четко не артикулирована - предъявить то особо нечего - чилийцам удается урегулировать конфликт, а тем временем balmacedistas терпят окончательное поражение.

Сам Бальмаседа прячется в посольстве Аргентины, где 18 сентября 1991 года он и покончил с собой.

Конечно, я черчу схему пунктирными линиями с большим пробелом, потому как в это же время Перу и Боливия пытаются противостоять чилийской оккупации Крыма департаментов Тарапака и Такна, случившейся после Второй Великой отечественной Тихоокеанской войны, где чилийцы при поддержке Британии воевали с союзными войсками Перу и Боливии. Эти области богаты залежами селитры и перуанцы (Гарсия Кальдерон) пытались втюхать месторождения американцам в обмен на вмешательство Штатов в конфликт на их стороне.

Тем не менее, к власти в Чили приходит оппозиция и её глава, радикал и морячок, вице-адмирал военно-морского флота Чили Хорхе-Монт Альварес.



Американцы пробуют давить, но в конце концов уступают. Патрика Игана отзывают из Чили

Британское влияние в Чили восстановлено.

На рынке меди в это время происходят не менее важные события.

В 1889 году Ротшильды пытаются получить контроль на мировом рынке меди. В 1892 году французские Ротшильды начали переговоры о покупке шахты Anaconda. В середине октября 1895 года Ротшильды (французы и англичане), купили одну четверть акций в Anaconda Copper Co. В 1899 году Маркус Дэйли объединяется с двумя директорами Standard Oil , и создает гигантский трест Copper Mining Company, один из крупнейших трестов в начале 20 века.


Деньги медные

Главные роли в поглощении играли Генри Роджерс Хаттлстоун ( друг Джона Рокфеллера и ключевой человек в его Standard Oil) и Уильям Рокфеллер (брат Джона). Хотя они и были директорами Standard Oil, дела велись не от имени компании. Джон Рокфеллер, не любивший подобных схем, был против. К 1899 году Copper Mining Company приобрела контрольный пакет акций в Anaconda Copper Co, и Ротшильдов оттерли. А позже к Copper Mining Cо. подтянулся Гуггенхайм.

В Чили тем временем шотландец Норман Уокер и уже упомянутая Duncan Fox & Co основывают La Compañía de Cobres de Antofagasta (Antofagasta Вrass co) Это первая британская компания, которая взялась наладить эксплуатацию шахт Chuquicamata.
Однако у Уокера не хватало технологий извлечения меди из низкосортной руды и денег. Для привлечения денег он основал маркетинговую фирму Hoffmann, Walker & co., кроме этого у него была своя компания Walker & Co., и наделал многочисленные долги.
Однако его попытки оказались тщетными. Компания официально прекратила свое существование в 1900 году Duncan Fox перекупила его долги и Уокер продал ей свои участки в Chuquicamata за 35000 фунтов.
Очевидная несостоятельность этой первой попытки, тем не менее привела к реализации некоторых проектных решений. Например, к прокладке железной дороги в порт, для которой Уокер получил разрешение на строительство, и к первичной геологической разведке.
Американцы, меж тем, имели на Чукикамате своих разведчиков. Американский инженер Брэдли разработал способ выщелачивания бедных руд и появились технологические инновации сделавшие добычу на Чукикамате жизнеспособной.
К началу ХХ века американские компании финансово и технологически были готовы начать по-крупному разработку медных месторождений в Чили, но все перспективные участки и разрешения были получены англичанами, находящимися под сенью понятной благосклонности чилийского правительства.

В 1896 президентом Чили снова избирают либерала Федерико Эррасуриса Эчауррена.

Чилийская медь вместе со всем остальным миром вступает в бурный ХХ век.

Но об этом в следующий раз.