Как правильно ставить в зависимость колониальные народы от торговли оружием



Оригинал взят у в торговля с врагом
Оригинал взят у в торговля с врагом
В известной работе «Ружья, микробы и сталь» ружьям уделено очень мало места. Автор просто замечает, что европейскому огнестрелу ничто не могло противостоять, «пока индейцы сами его не освоили», тогда в колониях и начались проблемы. Как именно «освоили», не уточняется - будто нашли на дороге, а не купили у тех же колонистов. Почему-то англичане охотно делились своим чудо-оружием с противником. Процесс, правда, прошел несколько стадий - от смертной казни за продажу шпаги до массового производства trade guns, специально для индейского покупателя.

В отличие от испанской конкисты, в Северной Америке 17в. огнестрел был главным аргументом. В инструкциях Виргинской Компании первым поселенцам (1606) указано: «как бы ни устали ваши солдаты, никогда не позволяйте туземцам нести ваше оружие. Если они убегут с мушкетами, которых только и боятся, они легко перебьют вас стрелами». Вооружение колонистов Джеймстауна действительно произвело на индейцев огромное впечатление, и они захотели иметь нечто подобное. Вначале англичане не видели в этом опасности. Знаменитый Джон Смит даже позволял себе потроллить индейцев - пообещал дать им оружие, а пришедшим забрать его предложил 4 демикулеврины. Те, конечно, унести их не смогли. Когда об этом узнал вождь, «он с громким смехом попросил ружья полегче. Я дал их ему, будучи уверенным, что никто из них не сумеет ими пользоваться».

Скоро стало не до смеха. Дохнувшие с голода колонисты и моряки прибывающих судов часто обменивали на еду свои мушкеты и учили индейцев обращаться с ними. Тот же Смит запретил продажу оружия под страхом смерти, и в дальнейшем руководство Виргинии приняло еще целый ряд свирепых законов («..запрещается обучать индейцев стрельбе, будут казнены и учитель, и ученик»). Но ничего не помогало, законы рынка были сильнее.

Очень красноречив был губернатор Плимутской колонии (с 1621г.) У.Бредфорд, строчивший на эту тему письма, записки и даже стихи. По его словам, за хорошую цену торговцы продают порох и пули индейцам, когда сами колонисты сидят без боеприпасов. «О, ужас этого злодейства! Сколько англичан и голландцев недавно были убиты так вооруженными индейцами, и нет никакой защиты. О, пусть короли и парламенты сурово накажут этих жадных до прибыли убийц (ибо они не заслуживают другого имени), пока все колонии не уничтожены дикарями с помощью нашего собственного оружия».

Это, положим, преувеличение - на тот момент ситуация не была такой критичной. И в виргинских боях 1620-х, и в «Пекотской войне» 1630-х индейцы еще сражались традиционными луками и томагавками, процент огнестрела незначителен. И все же Бредфорд зрит в корень - важно не само наличие мушкетов, а навыки стрелка, врожденные и приобретенные. «..Им дают ружья и нанимают для охоты, и они в этом лучше любого англичанина, благодаря своей быстроте, ловкости и острому глазу. ...У них теперь есть пулелейки для отливки пуль любого размера, плашки для нарезки винтов, и другие инструменты, так что они обычно снаряжены лучше англичан».

Но при всех страхах, колонисты уже начинали смотреть на проблему и под другим углом. Им необходимы были продукты охоты индейцев (меха, оленьи шкуры, мясо) и сильные союзники для защиты от враждебных племен. Поэтому вооружение дружественных индейцев продолжалось, и к 1670-м многие запреты на торговлю с ними были отменены или смягчены. Конечно, «дружественное племя» - понятие условное, и в «войне короля Филиппа» (1675-1676) колонисты действительно столкнулись с хорошо вооруженными и умелыми индейскими мушкетерами. Победа досталась очень большой кровью. Неприятным сюрпризом для англичан стало то, что индейцы научились не только отливать пули, точить кремни и выстругивать ложа, но и завели несколько кузниц для починки мушкетов. Чего, однако, они так и не освоили, это производство пороха, недостаток которого стал одной из причин их поражения. Поэтому опыт войны не заставил колонистов прекратить торговлю - наоборот. Чем больше огнестрела имели индейцы, тем больше они нуждались в порохе и свинце.

Теперь уже можно было делать политику. В 1681 лорды-собственники Каролины обьясняли руководству колонии: “торговля, которую мы вели с племенем Весто, была не только ради барыша. Снабжая воинственные народы оружием и боеприпасами, ...мы ставим их в строгую зависимость от нас, и держим в страхе всех других индейцев. ...Такое племя будет обязано нам своей силой, и нуждается в нас постоянно, поскольку мы даем им порох. Это делает их верными союзниками. И те индейцы, которых мы так подняли выше других, всегда будут притеснять остальных, вызывая их ненависть. Поэтому, если это союзное племя сделает нам что-то плохое, мы сможем его разрушить, когда захотим, прекратив снабжение боеприпасами, что откроет их для мести их соседей."

Схема работала так хорошо, что племя Весто (как и многие другие) с помощью огнестрела активно занялось работорговлей, делая набеги на соседние племена и продавая пленников в рабство англичанам. Так что у лондонских лордов-собственников даже случались припадки совестливости, и в 1683 они упрекали колонистов: «пользуясь потребностью индейцев в ваших ружьях, порохе, пулях и других товарах... заставляете их отнимать жену у мужа, убивать отца, чтобы завладеть сыном, жечь дома этих бедных людей, которые нас так дружелюбно приняли в своей стране, кормили нас во времена нашей слабости и никогда не делали нам вреда».

В общем, преимущество англичан было не столько в умении палить из мушкетов (это индейцы порой делали даже лучше), сколько в монопольном умении их производить, изготовлять к ним расходники, а главное - продавать с умом, создавая у покупателя зависимость. Так что к формуле успеха европейцев «ружья, микробы, сталь» я бы еще добавил «бизнес», это оружие посильнее любого мушкета.