МАСТЕР ШПИОНАЖА КИМ ФИЛБИ

Против кого шпионил Ким Филби. Обзор американской книги.



Ким Филбы



Оригинал взят у в 86. МАСТЕР ШПИОНАЖА КИМ ФИЛБИ

86. МАСТЕР ШПИОНАЖА КИМ ФИЛБИ
Имя англичанина Гарольда Адриана Рассела (Кима) Филби (Kim Philby) (1.01.1912, Нью-Дели – 11.05.1988, Москва) стало широко известно в России весной 1968 г. после публикации о нем большой, на целую полосу, статьи в «Литературной газете». Читателей оглушили информацией, что один из руководителей британской СИС (Secret Intelegence Studies) и куратор создания американского ЦРУ, занимая пост первого секретаря британского посольства в Вашингтоне, был на связи с КГБ. Ким Филби переехал в Москву в 1963 г. из Бейрута, а в 1967 г. в гости к нему приехал один из его сыновей (всего было пятеро детей, живших в Англии). Он и опубликовал году снимок отца на Красной площади в Москве. В мировой прессе был поднят невероятный шум, чрезвычайно редко сопровождающий лиц секретных служб. В следующем году в Лондоне издали мемуары Филби «Моя тайная война».

В России они были опубликованы в сокращенном виде в 1980 г. Позднее о Киме было написано много статей и книг. В том числе книги его третьей жены американки Элеоноры «Ким Филби – шпион, которого я любила», П. Сила и М. Макконвила «Филби: долгая дорога в Москву». Наиболее привлекательной кажется книга Филлипа Найтли (Phillip Knightley Philby: The life and views of the K.G.B. Masterspy. Andre Deutsch. 1988). В русском переводе «Ким Филби – супершпион КГБ», М.: Республика. 1992. 320 с. Эта книга интересна многим. Она легко читается. Ярко выписана личность героя, чья жизнь и деятельность разворачивалась в течение полувека, в котором произошел расцвет, закат и развал СССР. Работая в СИС, КГБ и ЦРУ, Филби был активным участником всех драматических событий вокруг Союза. Помимо личности своего героя Найтли пытается анализировать основные политические события ХХ века, для чего помимо высказывания собственных оценок привлекает цитаты многих известных персон мирового ранга: как британских, так и американских. Взаимоотношения ВБ, США и СССР поданы через конкретных людей: Вильсона, Тетчер, Гувера, Далласа, Кеннеди, Рейгана, Хрущева, Брежнева. Двух последних он презирал, хотя Хрущева одобрял за послабление режима. Помимо Филби много текста уделено другим персонам «кембриджской пятерки»: Гаю Берджесу (Guy Burgess), Дональду Маклину (Donald Duart Maclean), и Энтони Бланту (Anthony Blunt)[. Джорджу Блейку (George Blake) или Джону Кернкроссу ( John Cairncross) (по поводу пятого члена пятерки мнения расходятся). Автор постоянно говорит о загадках их деятельности и личностей.


Ким Филбы


Уже во Введении сформулировано кредо Филби: «Я никого не предавал. Я всегда был разведчиком, внедренным в другую спецслужбу». Все, знавшие Филби британцы, подчеркивали, что он «всегда вел себя как живущий в другой стране британский интеллигент». Прожив четверть века (с 1963 по 1988) в Москве, Филби создал в ней для себя Маленькую Англию: это касалось всего: одежды, алкоголя, пищи, газет, книг, увлечений крикетом и английским футболом. На обеденном столе всегда стояло виски «Джонни Уокер». В его кабинете большой четырехкомнатной квартиры в центре Москвы всегда лежали свежие британские газеты: Таймс, Обзервер, Санди Таймс,

Ким Филби из аристократической семьи, являлся потомком известного полководца Монтгомери. Его отец Гарри Сент-Джон Бриджер Филби начинал служить королеве в Индии, где и родился Ким. Потом много Сент-Джон лет провел на Ближнем Востоке: в Багдаде, Саудовской Аравии, Бейруте.


Ким Филбы

Отец Кима Филби - Джон Филби. Этот внедрился к арабам.


Принял мусульманство, завел гарем. Дети и внуки обожали его. Но он оставался истинным британцев. Периодически баллотировался в Британский парламент, хотя всегда проигрывал выборы, писал статьи для газеты «Таймс». Своему единственному законному британскому сыну Киму активно помогал: устроил его в Вестминстерскую школу, что позволило потом ему поступить в престижный Тринити колледж Кембриджского университета, который он закончил в июне 1933 г., сдав выпускные экзамены по экономике. Сент-Джон сблизился с королем Ибн-Саудом и в течение многих лет занимал важную позицию при дворе королевства. Его авторитет арабиста был высок. О детях и женах Сент-Джон заботился. Даже предлагал всем им съехаться в Бейрут и жить в его большом доме одной семьей.
Найтли исподволь подводит к мысли, что отец служил для Кима непререкаемым примером, и он старался делать с него жизнь. Это явилось причиной стремления Кима проникнуть в другую восточную деспотию – к «дядюшке Джо». При этом, как и отец, оставаясь приверженцем британского истеблишмента. Из-за этого он долгим путем завоевывал позиции в левом движении. Даже зарегистрировал первый брак с коммунисткой Литци Фридман из Австрии, якобы для спасения от преследовавших её фашистов. Сам Ким в компартии не состоял, но через жену познакомился со многими её друзьями, что, рано или поздно, привело к тому, что на него вышел агент советской разведки. С этого началась его карьера в системе НКВД-ГПУ-КГБ, в которой он поднялся до генеральского уровня, хотя до официального звания генерала КГБ не дослужился.


Ким Филбы



Изящно в книге подана тайная деятельность Филби: работал с документами, пил виски и общался с самыми разными источниками информации: от журналистов до премьер-министров. Из практических операций упоминается только две: фотографирование советско-турецкой границы и передача русским информации о высадке в Албанию подготовленных американцами двух диверсионных групп. Оба эпизода сомнительны. Не ясен смысл для русских фотографий их границы с турками, а сведения о диверсантах спецслужбам Албании могли передать непосредственно англичане, и так тесно контролировавшие их правителя Ходжи и не желавшие усиления американцев на Балканах.

Четверть века в Москве к Филби домой приезжал некто Сергей, или кто-то иной, с кейсом документов, которые увозились перед обедом. Подчеркивалась важная деталь: Филби не ограничивали в поездках по СССР. Особенно часто в Прибалтийские города. Дважды в год он, с женами, или в одиночку, выезжал за границу. Зачем? С кем он там встречался? Чай уже попутешествовал по свету и вряд ли его могли привлекать архитектурные ансамбли разных городов, стран и народов.


Ким Филбы


В книге Ф. Найтли много отклонений и реминисценций. СИС (до 1920 г. МИ-1с) главной целью видела Советскую Россию. На содержание антирусских агентов в Финляндии в 1920-ом г. выделили 20 тыс фунтов стерлингов. Для сравнения в Берлине было потрачено на порядок меньше. Английские агенты, выдававшие себя за русских, активно работали в Москве и Петрограде-Ленинграде. Сидней Рейли, Пол Дьюк и другие имели документы высокопоставленных сотрудников ВЧК. Британский представитель в Москве Роберт Брюс Локкарт был одним из аналитиков СИС, разрабатывавшим систему заговоров. Ему предлагалось занять высокий пост в ВЧК, которая только начинала своё становление. Однако предпочли назначить в руководство ВЧК какую-то другую, не столь заметную фигуру.
Есть главка «Дело адмирала Канариса», в которой изящно подана информация, что глава Абвера поддерживает связь с начальником СИС через нейтральную Швецию. Когда возникла возможность ликвидировать Вильгельма Канариса во время его поездки по Испании, Мензис запретил это делать.

Ф. Найтли не соглашается с идеей существования «кембриджской шпионской сети»: если русские столь активно вербовали способных студентов университета, планируя в будущем внедрить их в английскую разведку и контрразведку (СИС, МИ-5 и МИ-6), то почему спецслужбы не пресекли вербовщиков?


Ким Филбы


В целом книга Ф. Найтли достаточно полно отвечает на многие загадки Кима Филби. Он был незаурядным человеком. Исключительно обаятельным. Только официально четыре раза женился. Отец пятерых детей: мальчиков и девочек. Периодически ненадолго уводил к себе пожить жен друзей и знакомых. В том числе жену своего старого друга и коллегу по «кембриджской пятерке» Мелинду Маклин. В Вашингтоне к себе в дом взял жить другого «кембриджца» Гая Берджесса, чем доводили вторую жену Айлин, родившую Киму пятерых детей, до истерик и запоев. Брак они зарегистрировали, когда Айлин носила четвертого ребенка. Третью жену Элеонору увел от корреспондента «Нью-Йорк таймс» Самуэля Поупа. Четвертая – рубенсовского телосложения Руфа – к нему пристроилась уже в Москве.

Что касается деятельности как разведчика, то в книге сквозит мысль, что Филби был ТРОЙНЫМ агентом: англо-советско-американским. В первую очередь, конечно же, британским. В НКВД-ГПУ его внедрили, поскольку ВЧК создавалась под присмотром британских агентов (Рейли, Дьюк, Локкарт и др.) и надо было её контролировать не расслабляясь. С США ситуация была другой. Зимой 1942-43 гг. началось сближение союзнических спецслужб, и в Англию прибыла группа американских разведчиков из управления стратегических служб (УСС), поучиться шпионскому делу у мировых авторитетов тайных операций и интриг. Филби занял критическую позицию, убеждая, что в перспективе деятельные американцы обойдут своих учителей, поставив тех в подчиненное положение. В США к нему весьма критично был настроен директор ФБР Эдгар Гувер. Соответствующий запрос был сделан в адрес британского правительства. Как реакция на него был устроен суд на Филби, на котором его оправдали. Известный английский авторитет по тайным операциям, издававшим книги под псевдонимом Ле Карре, утверждал, что этот суд был не более, чем фарсом, операцией прикрытия для американцев.