Матчасть и культчасть. Элитарность против эгалитарности. Социальный эксперимент по изобретению

Оригинал взят у в Матчасть и культчасть




На этой неделе влиятельный журнал «The Economist», который в свое время за аккуратность хвалил сам Карл Маркс, опубликовал следующую любопытную инфографику:



Revenge of the nerds, ага



Вкратце, эту картинку можно охарактеризовать так: какого относительного дохода вы можете ожидать в перспективе 20 лет, выбрав ту или иную направленность образования. Статистика собиралась по американским ВУЗам. По оси x можно увидеть относительную сложность поступления в то или иное учебное заведение, а по оси yотносительный доход.

Напрашивающиеся выводы приведены в небольшой легенде внизу. Во-первых, элитарность alma mater практически не влияет на будущий доход. Довольно спорное утверждение в свете ранее известной информации касательно «Лиги Плюща» и Liberal arts colleges. Специально для таких мнительных циников, как я и Маркс, уважаемое издание сделало приписку мелким шрифтом: единичные флуктуации не влияют на общую статистику. ОК, принято. Те 10000 выпускников, которые отбираются на все ключевые позиции очевидно теряются за почти 4 млн. толпой специалистов широкого профиля из университетов Миссисипи и Южной Калифорнии.

Второй вывод исключений такого рода не допускает: инженерные специальности оказались на верхушке графика, а humanities потихоньку опускаются на дно.

Дело понятное. Образование в форме зазипованной культуры становится доступным только людям уже имеющим сторонний доход. С древнеаравийской филологией на Уолл-стрит или в Сан-Матео вот так просто не въедешь. Если конечно твои родители туда уже не въехали 30 лет назад и красную дорожку аккуратно не постелили.



Последнее обстоятельство в явном виде не артикулируется и посему аналитиками-верхоглядами часто упускается из виду.

В целом же, тренд на доминирование технических специальностей наблюдается по всему миру. Это вызывает известную реакцию у сообщества визионеров, футурологов, стратегов и тому подобных людей, получивших в свое время средне-специальное техническое образование посредственного качества. К великому сожалению, они потихоньку начинают пропагандировать подобный подход на практике. Бывает откроешь модный советский журнал и сразу начинает двоится в глазах: «Если есть шанс не поступать в гуманитарный вуз — не поступайте». Ни много ни мало. Пусть говорит это человек, который разбирается в образовании и социологии на уровне волнистого попугайчика. Важно, что ложные предпосылки ведут абитуриентов к не менее ложным решениям.

Как вы поняли, старый добрый холивар под названием «физики и лирики» прошел ребрендинг и спустя 5-10 лет снова вышел на сцену. Теперь на примере десятков миллионов ИТ-специалистов будут говорить о том же, о чем говорили 40 лет назад, показывая на армию чертежников и инженеров-строителей.



Чем же на самом деле занимаются люди, получающие хорошее и универсальное образование? Небольшая иллюстрация. Мы очень любим эволюционную психологию и культурологию. А уж когда вырисовывается нечто на стыке этих дисциплин – пиши пропало. Есть слабость к подобным артефактам.

Как вы понимаете, 99,99% всех современных исследований в упомянутых областях представляют собой вариации и copy-paste на пару тройку громких имен середины XIX – середины XX веков. Но сегодня мы не о них.

Пара ученых из того самого среднестатистического провинциального американского ВУЗа провели серию увлекательных экспериментов и получила не вполне тривиальные результаты.



Упомянутое исследование прошло по касательной отечественной прессы. Вроде бы звоночек прозвенел, лампочка зажглась, но о чем идет речь никто толком не понял.

В единственной цитате ученых скопом назвали американцами-антропологами, хотя один из них француз с дипломом философа, а другой американский физик. Только рукой махнуть.

В чем суть?

Они довольно искусно имитировали технологический прогресс с помощью компьютерной игры, в которой участвовали изолированные, полуизолированные и абсолютно открытые команды.

Причем полуизолированные команды показали себя намного более эффективными, чем те, в которых шел полностью открытый обмен идеями.

Тезис был таким: новые технологии и решения могут стать результатом постепенного накопления улучшений.

Однако по-настоящему серьезные прорывы появляются при комбинации разных технологий.

Создание таких инноваций существенно зависит от накопления культурного разнообразия, ведь чем оно больше – тем больше ресурс для новых комбинаций.


Ниже краткое описание одного из серии их совместных исследований.



   Для эксперимента были отобраны 144 добровольцев, которых разделили на группы по шесть человек и предложили сыграть в многопользовательскую игру по созданию лекарства от смертельной эпидемии. В их распоряжении имелись   шесть различных активных ингредиентов, которые можно было объединять по три, подбирая самый эффективный рецепт. Из 56 возможных комбинаций две приводили к появлению новых, седьмого (А1) и восьмого (В1) активных ингредиентов, которые также можно было использовать, еще более повышая действенность лекарства. Тот же принцип позволял находить и препараты второго, третьего «уровня» и т.д. – но на весь поиск у каждого игрока имелось лишь 72 хода.

Ученые сравнили эффективность полученного в итоге лекарства у групп игроков, которые должны были полностью открывать друг другу результаты своих смешиваний, а также у групп, игроки в которых разбивались на три команды по двое и лишь время от времени обменивались игроками и их уже сделанными «изобретениями». Все дело в том, что открытые группы показали себя хуже.

В половине случаев они добирались до А3 и в трети – до В3, однако ни одна такая группа не сумела «открыть» оба эти препарата. Для сравнения, 91,7% полузакрытых команд открывали А3, 66,7% – В3, и 58,3 – оба лекарства. Более того, все такие команды, обнаружившие А3 и В3, успели использовать и их, поднявшись до четвертого «технологического уровня».

Сравнение темпов «технологического развития» разных групп в этой игре показывает, что поначалу полностью связанные, открытые команды уходят в отрыв, быстрее осваивая простые инновации. Однако уже к середине игрового времени (около 36 хода) полузакрытые группы их догоняют, а к концу резко вырываются вперед.



По мнению авторов работы, это демонстрирует, что при равных размерах более плотно связанные популяции и группы людей менее способны к выработке сложных технологий и решений, поскольку

        возможность постоянно перенимать наиболее успешные подходы снижает роль культурной составляющей, из которой можно черпать следующие идеи.

В другом своем эксперименте они варьировали численность групп и выяснилось, что самыми эффективными являются ячейки по 8 человек. Чем больше таких ячеек, тем эффективней идет взаимодействие.

Открытый обмен информацией, о котором так долго говорили большевики, вне контекста культуры и целеполагания неэффективен и чем большее количество людей является приемниками информации, тем дальше положение ухудшается.

Все участники такого обмена тратят время и усилия на пропагацию, а не обработку порционных данных.

Хочется заметить напоследок, что в рамках экспериментальной программы было сделано следующее:

- ребята придумали заковыристый алгоритм, достаточно правдоподобно имитирующий процесс изобретения. Это само по себе можно считать ценностью,

- самостоятельно написали игрушку. Простую, но с самостоятельным движком,

- разработали несколько ботов с хорошим AI,

- применили годную математическую модель к результатам и очень аккуратно собрали статистику.

Нашлась работа и для физика и для лирика.


Да и у почтеннейшей публики появился повод обменяться информацией. Надеемся эффективно.