Нарымская катастрофа весны 1931-лета 1932 г. по материалам СИБЛАГа ОГПУ. ч.I.

Оригинал взят у в Нарымская катастрофа весны 1931-лета 1932 г. по материалам СИБЛАГа ОГПУ. ч.I.

Данный пост мне бы хотелось посвятить малоизвестному, но примечательному (в плохом смысле) эпизоду из истории спецссылки для раскулаченных крестьян в Нарымском крае в Западной Сибири.



Речь идет о демографической катастрофе, разыгравшейся в спецпереселенческих комендатурах Сибирского исправительно-трудового лагеря ОГПУ с весны 1931 по осень 1932 гг.



Какие факты превращают упомянутый мной эпизод из рядового и типичного в исключительный? Прежде всего, уникальный для Нарыма XX века статистический масштаб катастрофы. Никогда (начиная с момента появления более менее надежной статистической регистрации среди ссыльных -  1880-х гг. XIX века) Нарымский край не был свидетелем настолько стремительной и массовой гибели людей. Темпы вымирания раскулаченных (особенно детей) были предельно быстрыми даже  по совсем негуманным меркам первых двух лет форсированной колонизации необжитых окраин страны силами спецссыльных крестьян.
Из заброшенных в комендатуры Сиблага в ходе второй депортационной волны с июня по август 1931 г. умерло более 14 тыс. спецпереселенцев. С июня 1931 г. по июнь 1932 г. в комендатурах Нарымского края погибло 25 тыс. 213 чел. (11,7% от списочного состава). Смертность во много раз превышала рождаемость. Стоит отметить, что формально в Сибири этих лет не наблюдалось ни массовых перебоев с продовольствием, ни иностранного вторжения, однако сверхсмертность депортированных  была экстремальной. Такие масштабы преждевременной гибели людей не имели аналогов в карательной практике дореволюционного русского правительства в крае банально просто потому, что в Нарыме за все время существования монархии (десятки лет) побывало всего несколько тысяч ссыльных.



Трагедия в Нарымском крае весны 1931-лета 1932 хорошо известна только специалистам, изучающим спецссылку для раскулаченных, однако в общественном массовом сознании она не оставила почти никаких следов. Я считаю нужным напомнить об этом сюжете, проиллюстрировав его  еще никогда не публиковавшимися в сети сканами из обширного "Обобщающего отчетного доклада о работе СибЛАГа по хозяйственному освоению спецпереселенцами Нарыма за время с мая 1931 г. по июнь 1932" за подписью начальника Сиблага ОГПУ Ивана Михайловича Биксона.

БИКСОН Иван Михайлович.jpg

Автор доклада, начальник Сиблага ОГПУ И.М.Биксон.




Доклад Биксона в литературе справедливо назван уникальным. Почему? Я неоднократно упоминал в блоге о специфичной ситуации с источниковой базой по первым, самым тяжелым в санитарном и бытовом отношении годам спецссылки- 1930-1931 гг. Дело в том, что в архивах центрального аппарата НКВД и ОГПУ в Москве не сохранилось сводной статистики движения сосланных крестьян в комендатурах, в том числе отсутствуют сведения о заболеваемости и смертности раскулаченных по Союзу в 1930-1931 гг. По cводным данным ОГПУ, в 1930-1931 гг. в спецпоселки было отправлено 1 803 392 чел., на 1 января 1932 г. в спецпоселениях ГУЛАГа ОГПУ находились только 1 317 022 чел.



Достоверной информации о том, что произошло с остальными  (где-то 27 %), не существует.  В научном обороте есть лишь некоторые отрывочные  массивы цифр и статистических рядов из региональных архивов, позволяющие оценить смертность в спецпоселках в 1930 и 1931 гг. Данный доклад как раз является одним из таких уникальных источников и содержит детальные статистические разбивки по смертности среди Нарымских спецссыльных в 1931 г.



Источник примечателен в том числе и как некое отражение наиболее характерных черт культуры отчетности ГУЛАГа и- шире- менталитета определенной части "эффективных менеджеров" из числа руководящих сотрудников ОГПУ. В докладе отчетливо прослеживаются избыточно "экстрактивные" методы форсированной кампанейщины, характерные и для общегражданских отраслей экономики первой пятилетки- максимальная быстрота и оперативность (а не обеспеченность инфраструктурой на местах) представляются как безусловно положительные "достижения" депортации.



В отчете наличествует традиционное для советских чиновников всех ведомств и уровней сравнение с никуда негодными темпами "отсталого царизма": Операция по вселению спецпереселенцев в Нарым, проводившаяся бывшим Комендантским управлением, началась 10 мая и была закончена к 30 июня 1931 г. В Нарымский край, старожильческое население которого в районах вселения спецпереселенцев составляло 119 942 чел. на территории 343 984 кв. км, было вселено: 43 852 семей; 182 327 чел. Расселение спецпереселенцев по поселкам в целом было закончено к 1 августа.
Таким образом, в течение 65—70 дней Нарымский край, колонизовавшийся царским правительством в течение 350 лет и получивший за этот промежуток времени около 40 000 чёл. переселенного населения, удвоил количество жителей.Вселение 180 000 чел. спецпереселенцев в Нарым коренным образом изменяло всю его экономику и уклад жизни, создало чрезвычайные перспективы для хозяйственного использования громаднейших его богатств.
"



Закономерные печальные демографические последствия такой гипер-форсированной колонизации необжитого края не заставили себя ждать, однако для автора отчета, начальника Сиблага И.М.Биксона "человеческая убыль"  ( от побегов, смертности и- в малой части- возвращения в родные места) в 15% представлялась "не особенно большой". Биксон отмечал: "Принимая за исходное положение состояние населения спецпереселенцев на 1 сентября, момент, когда операция по вселению была совершенно законченной, оказывается, что за год число спецпереселенцев уменьшилось на 15,3%. В свете задачи колонизации громадной территории Нарыма, проведенной в минимальный промежуток времени, эта величина убыли населения за год не должна считаться особенно большой."

"Не особенно большая убыль за год каждого 6-го спецпоселенца" исчерпывающе характеризует, с моей точки зрения, делопроизводительную "культуру" подобных отчетов ОГПУ, которая при определенном желании даже полноценные демографические катастрофы, не имеющие аналогов за 100 лет, представляла в положительном свете.



Доклад по хозяйственному освоению Нарыма спецпереселенцами.



МАЙ 1931г.- ИЮНЬ 1932г.




Не позднее
7 августа 1932 г.
СЕКРЕТНО
Секретарю крайкома ВКП (б) т.Эйхе
Председателю  Сибкрайисполкома т.Грядинскому
Полномочному представителю ОГПУ по Западно-Сибирскому краю т.Алексееву




Р-47, оп.5, д.137, 004.jpg
Р-47, оп.5, д.137, 005.jpg
Р-47, оп.5, д.137, 006.jpg

Р-47, оп.5, д.137, 007.jpg






Р-47, оп.5, д.137, 046.jpg



Р-47, оп.5, д.137, 047.jpg
Р-47, оп.5, д.137, 048.jpgР-47, оп.5, д.137, 049.jpgР-47, оп.5, д.137, 050.jpg



1. В мае месяце истек годичный срок от начала колонизации Нарымского края выселенным из районов сплошной коллективизации кулачеством.
Вся работа по освоению Нарымского края спецпереселенцами и по хозяйственному устройству их проводилась на основах постановлений центральных директивных и правительственных органов, под непосредственным руко¬водством Главного Управления лагерей ОГПУ, Западно-Сибирского краевого комитета ВКП (б) и Исполнительного /  комитета Советов Запсибкрая.


В апреле 1931 г. было вынесено Запсибкрайисполкомом решение о колонизационном освоении Нарымского края кулачеством. Этим актом и последовавшим за ним осуществлением была разрешена историческая проблема колонизации Нарымского края.


Предварительная проработка вопроса о назначении Нарымского края для расселения на нем спецпереселенцев проводилась в зимний и ранневесенний период, когда снежный покров не дал возможности в натуре, экспедиционным порядком, проверить пригодность ко¬лонизационных фондов Нарыма в определении их бывшим Переселенческим управлением и наметить на них точки для поселков. Проверка материалов бывшего Переселенческого Управления была проведена камеральным путем с использованием материалов лесо-экономических обследований и материалов экспедиций по определению трассы. Томско-Енисейской железной дороги.
Несмотря на это, надо констатировать, что определение районов для выселения было сделано все же правильно и даже удаленные от обжитой части края на север районы рек. Васюгана и Кети оказались пригодными для хозяйственного их освоения.


Несколько хуже было с размещением поселков: ряд их оказался расположенным на непригодных пунктах, что вызвало необходимость впоследствии производить дополнительное переселение .
Операция по вселению спецпереселенцев в Нарым, проводившаяся бывшим Комендантским управлением, началась 10 мая и была закончена к 30 июня 1931 г.
В Нарымский край, старожильческое население которого в районах вселения спецпереселенцев составляло 119 942 чел. на территории 343 984 кв. км, было вселено: 43 852 семей; 182 327 чел.
Расселение спецпереселенцев по поселкам в целом было закончено к 1 августа.


Таким образом, в течение 65—70 дней Нарымский край, колонизовавшийся царским правительством в течение 350 лет и получивший за этот промежуток времени около 40 000 чёл. переселенного населения, удвоил количество жителей.


Вселение 180 000 чел. спецпереселенцев в Нарым коренным образом изменяло всю его экономику и уклад жизни, создало чрезвычайные перспективы для хозяйственного использования громаднейших его богатств.


Вселенные в майскую операцию спецпереселенцы были распространены частью в районах, где оставались спецпереселенцы предшествовавших операций (1930 и 1929 гг.) все¬ления, и в районах совершенно новых. Дислокация комендатур, объединявших управление хозяйственным устройством спецпереселенцев, приведена в приложении № 1 .



Хозяйственное устройство на необжитых местностях Нарыма, в особенности его климатических условий, отсутствие в первые месяцы колонизации соответствующей медицинской сети вызвали повышенную смертность и наряду с ней усиленные побеги спецпереселенцев. С другой стороны, продолжалось увеличение населения прибывающими партиями новых контингентов. Все это отражалось большими изменениями динамики состава населения.



II. ДВИЖЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ
Если на 1 июня 1931 г. количество спецпереселенцев в Нарыме составляло 50 687 чел., то уже на 1 сентября оно равнялось 215 261 чел. и на 1 июня 1932 г. — 182 298 человек.
Динамика населения по отдельным периодам и месяцам представлена на прилагаемой таблице и диаграммах (приложение № 2) .
Принимая за исходное положение состояние населения
спецпереселенцев на 1 сентября, момент, когда операция по вселению была совершенно законченной, оказывается, что за год число спецпереселенцев уменьшилось на 15,3%.
В свете задачи колонизации громадной территории Нарыма, проведенной в минимальный промежуток времени, эта величина убыли населения за год не должна считаться особенно большой.
Статистический учет населения спецпереселенцев, влияние основных факторов, вызвавших изменение, количества населения, определяет такими цифрами (см. приложение № 3) .
Использование спецпереселенцев по отраслям деятельности
Родилось с 1.06.1931 г. по 1.06.1932 г. 3841 чел-  1,6%



Умерло           .                                     * 25213[чел.] 11,7%



Возвращено из бегов                            7721 [чел.] 3,6%



Бежало                                                 27178 [чел.] 12,6%



Возвращено на родину по разным
причинам                                              10669[чел.] 5,0%



Смертность особенно значительна была в первые месяцы вселения и главным образом среди детского населения и стариков. Если' в среднем за месяц периода с 1 июня по 1 сентября умерло 3511 чел. и в период с 1 сентября 1931 г. по 1 января 1932 г. — 1875, то в 1932 г. число смертей снизилось до 1077 в апреле и 1159 в мае.
В числе возвращенных по разным причинам на родину учтены переданных на иждивение 9442, неправильно высланные—1227 чел.



Распределение населения по полу и возрасту
Спецпереселенцы, расселенные в Нарымском крае, по полу, возрасту и трудоспособности распределяются следующим образом (см. приложение № 4) .
Взрослое население составляет 54%, удельный вес мужчин и женщин в нем равен: мужчин — 47,5%
женпщн — 52,5%.


Подростки обоего пола во всей массе населения состав¬ляют 10,9% и дети до 12 лет — 35,1 %.
Из общего числа учтенного на 1 июня 1932 г. населения спецпереселенцев (182 298 чел.) трудоспособные занимают 52,3%.
Удельный вес мужчин, женщин и подростков в массе трудоспособного населения определяется:
мужчин          — 38,7%
женщин         — 41,6%
подростков от 12 до 16 лет — 19,7%.


Советские органы в работе по спецпереселенческому сектору
<Опущены разделы о хозяйственной освоении Нарыма, жилищном и дорожном строительстве, кустарно-промысловой работе, снабжении, медико-санитарном и культурном обслуживании, соцобеспечении спецпереселенцев и др.>
<...>


Установка правительства на вовлечение органов советского аппарата в работу по хозяйственному устройству, культурно-бытовому обслуживанию и руководству хозяйственной деятельностью спецпереселенцев в жизнь проводилась со значительными трудностями и полного осуществления до настоящего времени еще не получила. Основная причина этого лежит в плоскости главным образом недостачи рабочих кадров у краевых органов на местах и некоторой недооценки громадной политической и экономиче¬ской значимости факта заселения Нарыма спецпереселенцами.



Еще в октябре месяце 1931 г. по инициативе СибЛага созывалось в Томске специальное "северное" совещание с участием секретарей райкомов Нарымского края и представителей краевых и хозяйственных органов. Вслед за сим на ряде совещаний в СибЛаге проводилась проверка выполнения краевыми и хозяйственными органами решений "северного" совещания. Эта же поверка имела место и в краевом комитете партии.
Пребывание секретарей районных комитетов в крае на краевой партконференции было использовано в целях информации их о плане работ 1932 г. по устройству спец¬переселенцев и о роли районных органов в его выполнении.


Несмотря на все эти мероприятия, на ряд отдельных указаний крайкома, крайисполкома и СибЛага в районах, в частности в РИКах и их отделах, должного сдвига в работе по принятию на себя хозустройства и культурно-бытового обслуживания спецпереселенцев не было.


Президиумом крайисполкома 3 февраля 1932 г. была выделена специальная краевая междуведомственная комиссия, которая наряду с проверкой выполнения плана хозустройства спецпереселенцев в Нарыме должна была втянуть в работу РИКи. На основании данных этой комиссии состоялось решение об организации Северного округа, который объединит работу 5 РИКов, расположенных на территории Нарыма. Оргкомитет этого округа, расположенный в Колпащево, в настоящее время заканчивает свою организацию. Надо полагать, что выделение Северного округа сильно подвинет выполнение директивы о вовлечении советских органов в работу по освоению Нарыма и интенсифицирует свою работу.
СибЛагом передача функций по хозустройству, культурно-бытовому обслуживанию и снабжению была проведена:


в сентябре 1931 г. — краевым отделам народного образования, здравоохранения, социального обеспечения,
в октябре 1931 г. Запсибпромсоюзу,
в феврале 1932 г. — краевому земельному управлению.
К 1 марта 1932 г. закончилась передача функций снабжения спецуправлению крайсоюза.
Параллельно с передачей отдельных отраслей работы краевым органам СибЛаг передал и соответственные части своего аппарата, укомплектовал периферию в кра-евь управления органов специалистами из заключенных .



; 10 чел.
; 42 чел.
; 2 чел.
 3 чел.
Последних было передано: СибкрайЗУ      — 47 чел.
Госземтресту Сибкрайсоюзу Промсоюзу Рыбтресту



ВСЕГО



— 104 чел.



Создание аппарата
Первоначально существовавшая организационная ггруктура управленческого аппарата на местах в виде районных управлений (Колпашево и Томск), участковых сомендатур и старших в поселках была СибЛагом изменена в части упразднения районных управлений и создания юселковых комендатур, объединявших руководство и управленческие функции по ряду близко расположенных фуг от друга поселков. Таким образом, до 1 июля 1932 г. :уществовавшая система управления выражалась:
СибЛаг
Участковая комендатура Поселковая комендатура
В поселках были созданы институты старших участковых и участковых исполнителей.



С 1 июля 1932 г. участковые комендатуры сведены в районные в целях согласования их границ с границами административных районов.
При оргкомитете Северного округа с 1.08.1932 г. организовано постоянное представительство СибЛага в лице его уполномоченного.
Укомплектование кадров комендатур встречало на своем пути ряд трудностей. В момент проведения майской операции по вселению в Нарым спецпереселенцев требовалось для укомплектования 410 работников, в число которых крайком партии смог выделить только 40 чел. Отсутствие кадров заставило бывшее Комендантское управление прибегнуть к публикации в газете приглашения на работу командного состава запаса.
Созданная по приему лиц,подавших заявления, комиссия из 300 заявлений отобрала только 180.
В порядке проверки состава комендатур и реорганизации СибЛАГом уволено:
уполномоченных поселков из вольнонаемных — 376 чел.
уполномоченных участков из вольнонаемных — 74 чел.



ВСЕГО



— 450 чел.



Таким образом, в результате реорганизации, сокращения, проверки и чистки аппарата бывших районных управлений по спецпереселенцам и участковых комендатур всего уволено с момента приема по 1 июля сего года 654 чел.
Кроме того, в связи с передачей хозяйственных функций хозорганизациям передано в систему последних из числа вольнонаемных сотрудников.
Из приведенного числа работников по спецпереселен-ческим комендатурам в результате проведенной чистки ап¬парата комендатур:



Возбуждено дел        — на 70 чел.
из коих: направлено в коллегию ОГПУ   —    51 чел.
Осуждено
поселковых комендантов   —. 24чел.
участковых комендантов    —     1 чел.
пом. участковых комендантов       —    3 чел.
милиционеров          —     17 чел.
обслуживающего состава   —    3 чел.
Не разобрано дел      — на 9 чел.
Разрешено в административном порядке —     13 дел.
Осуждены преимущественно по ст. 109, 110-2, 154 и 3 человека по 59 (один из них к расстрелу), остальные на срок от 3 до 10 лет.
Для заполнения штатного некомплекта и обновления аппарата направлено в участковые комендатуры через уп¬равление СибЛага с оформлением через отдел кадров ГШ со включением мобилизованных (через Москву) партийцев:



  До 1.0132       С 1.1 по 1.0732         Всего
а) участковых комендантов            16        1          17
б) пом.участковых комендантов    13        —        13
в) уполномоченных ; 34
г) поселковых комендантов; 74



Весь действующий руководящий состав участковых комендатур, за исключением некоторой незначительной части поселковых комендантов, проверен в установленном для органе» ОГПУ порядке и оформлен отделом кадров ПП ОПТУ по ЗСК.
Качественное состояние аппарата
Руководящий состав участковых комендатур к настоящму времени удалось сколотить, он представляет достаточно крепкое ядро и может быть признан удовлетворительным.
В отношении же поселковых комендантов положение несколько хуже, так как некоторая часть поселковых ко¬мендантов не вполне соответствует своему назначению и требует замены. Этот состав работников по большинству комендатур в некоторой своей части слабо подготовлен вообще, не имеет достаточной политической грамотности и не обладает необходимым хозяйственным кругозором...
<...>

Источник: Государственный архив Новосибирской области. Ф.Р-47.Оп.5.Д.137.Л.4-7, 46-50. Подлинник.  Впервые опубликовано: Спецпереселенцы в Западной Сибири. Весна 1931 — начало 1933 гг. /Сост. С.А.Красильников, ВЛ.Кузнецова, Т.Н.Осташко, Т.Ф.Павлова, Л.С.Пащенко, Р.К.Суханова. — Новосибирск, 1993.

Пояснение публикатора: Данный документ "О работе СибЛага по хозяйственному освоению спецпереселенцами Нарыма за время с мая 1931 по июнь 1932 г." уникален своей информационной насыщенностью и объемом (более 70 листов).

Подготовленный аппаратом СибЛага доклад включил 17 разделов (от характеристик движения населения нарымских комендатур до состояния научно-исследовательской, главным образом экспедиционной работы).



 Появление этого документа, приуроченное к годовщине с начала проведения ОГПУ массовой операции по переброске в Нарым почти 200 тыс. спецпереселенцев (май 1931 г.) имело и другую цель — дать отчет директивным органам о том, как выполняется постановление СНК СССР от 28 декабря 1931 г. о хозяйственном освоении Нарымского севера силами спецпереселенцев. В документе отмечаются факты "недовыполнения плана по ряду важных производственных показателей (весенняя посевная кампания, раскорчевка, заготовка леса и т.д.), приведены причины сложившегося положения дел. Вместе с тем основная ответственность в "срыве" постановления правительства возлагалась в первую очередь на хозяйственные организации (лестрест, крайЗУ и т.д.).  И, напротив, ряд наметившихся позитивных тенденции (снижение заболеваемости и смертности) приписывался СибЛагу, хотя такого рода показатели имели сезонную динамику колебаний — снижение летом и усиление осенью — зимой.