Немного о приятном. Новогодний оптимизм для русских от историка Волкова

Историк Волков

Перед Новым годом хочется подумать о чем-то приятном. Для меня источником оптимизма всегда служила уверенность в движущей силе смены поколений (а тут был и небольшой повод в виде краткого визита в Питер: утром туда «Сапсаном», в 7 вечера – им же обратно). Все-таки именно время, которому требуется пройти для осуществления каких-то перемен, и приход нового поколения способны приносить реальные изменения. В принципе, не обязательно в хорошую сторону. Но при затянувшемся и постоянно спотыкающемся выходе из результатов катастрофы столетней давности любые изменения могут быть только в лучшую сторону. Люди-то сравнительно мало и редко меняются, но в новых обстоятельствах появляются новые. Что и внушает оптимизм.

Накануне и во время «перестройки» мне довелось довольно близко наблюдать развитие т.н. «патриотического движения» в разных его проявлениях – от статусной писательской тусовки до пресловутой «Памяти» и иных низовых инициатив. Это было сплошное убожество – преимущественно смесь национал-большевизма с деревенским русопятством при жидоедстве в качестве связующего начала при огромном проценте элементарной шизы и полном невежестве прочих (там даже не было еще той специфической глупости, которая бывает свойственна «чистому» национализму). Отдельные приличные люди (и то лишь моего возраста, из старших – практически никого) встречались там подобно жемчужному зерну в навозной куче (они потом, если не спились, нашли себя в реальной жизни и «политикой» не занимались).

Появившееся вскоре после «перестройки» националистическое движение, хотя в значительной части уже было свободно от того, чтобы бороться с евреями за место под советским солнцем, было движением людей, навсегда ушибленных «ленинской национальной политикой», зацикленных на этноизоляционизме и представляло собой какое-то глубоко провинциальное (в худшем смысле этого слова) и плебейское явление. Это был «национализм чукчей», не только не имевший никакой связи с реальной государственной традицией исторической России, но даже враждебный ей. Так что это тоже было совершенно не интересно (с середины 90-х я ничем таким больше и не интересовался).

А где-то год назад просили меня прочитать лекцию в каком-то клубе. Я согласился и не пожалел, потому что аудитория, особенно после общения в кулуарах, меня приятно удивила. Я впервые видел перед собой несколько десятков молодых интеллигентных русских нормальных людей, в которых не было ничего советского. Как показалось, мыслящих вполне национально и государственно, но БЕЗ ВСЯКОЙ ДУРИ – без болезненной свихнутости на мировых заговорах, этнической чистоте, православном мистицизме, антизападничестве, монархизме и т.д. 10-15 лет назад таких не было (лишь несколько лет как можно было заметить в Сети необычные для «патриотической» среды проявления). Теперь они появились. Устранение тотального идеологического контроля в сочетании с информационным взрывом рубежа 90-х дало-таки результат, хотя и «отложенный».

Так вот когда я был в Питере (давно по семейным обстоятельствам избегаю поездок, но когда сказали, что это примерно то же, как то, где я выступал в Москве, согласился; они себя позиционировали, кажется, как «чайный клуб»), то действительно увидел и там то же самое – около сотни такой же молодежи, с которой я чувствовал себя совершенно комфортно. Занятно, но эти люди, внушавшие мне оптимизм, сами были, как показалось по вопросам, настроены не очень-то радужно (слишком смущала действительность, политика властей, беснования каких-то кургинянов и т.д.), и мне пришлось выступить в мало свойственной мне роли сеятеля оптимизма (хотя не уверен, что мне удалось тогда найти нужные слова).

По-моему, таким людям вовсе нет нужды озабочиваться своим отсутствием в политике (тем более, когда ее нет как таковой). Им даже совершенно не обязательно вообще ею заниматься. Им совершенно достаточно просто существовать. И лет через 15-20, кто бы ни сидел наверху (хотя бы и «плохие» молодые), перемены БУДУТ. Потому что даже «плохие» молодые при господстве старых – это одно, а в самостоятельном виде – несколько другое. Ныне же правящее (мое) поколение, хотя и лучше предыдущего, но слишком еще отравлено совковым маразмом. Оно должно уйти.