Русское поле экспериментов. Модель для сборки

Оригинал взят у в Русское поле экспериментов. Модель для сборки


Библиотека Университета Коимбры

Революция и Правда 2.0

Что-то очень знакомое? Может быть, это 1 марта 1917? Нет, это 5 октября 1910. Именно в этот день в Португалии провозгласили Республику.

Extremes meet говорят англичане. Самое западное государство нашего континента удивительно напоминает его самый восточный край. Из-за масштабов сравнение кажется натянутым, но присмотримся к фактам.

Португалия XVIII- начала XX века была в высшей степени традиционной страной с централизованной властью и немалыми колониальными претензиями.

Собственно, само понятие колониализма теснейшим образом связано с этой первой морской державой. Здесь уместно заметить, что еще в второй половине XIX века путешествие в Мозамбик выглядело куда более доступным приключением, чем поездка в Красноярск.


Васко-да-Гамма в Коимбре. "И тут Брут!"

Большая часть населения метрополии занималась сельхозработами, в городах проживало от силы одна десятая часть населения. Пальцев одной руки хватило бы для перечисления всех престижных учебных заведений страны, через которые прошло 90% представителей португальской элиты. Даже правящий дом Браганца в определенной степени являлся уменьшенной копией Романовых. При этом Португалия в определенном смысле была более замкнутой страной с теми самыми близкородственными династическими браками, в которых так любили обвинять российских самодержцев.

В сравнении можно дойти до смешного -- в Португалии тоже две столицы: Порту и Лиссабон, которые на протяжении веков конкурировали между собой. Стороны света поменялись местами: аристократический юг и буржуазный (масонский) север.

В середине XIX века Португалия, как и Российская Империя вышла на скользкий путь конкуренции с Британией. В отличие от восточного гиганта, органично смотрящегося на подходах к теперешнему Афганистану и Индии, западный сосед решил сыграть на опережение и попытался de facto объединить свои немногочисленные африканские колонии.

В ситуации неясности de juro некоторые шансы на успех присутствовали.

Как водится, Британия с самого начала не убирала руку с пульса, пока в 1890 году не предъявила готовящийся пару десятков лет ультиматум о выводе португальских войск из колоний. Считается, что с этого момента начался своеобразный упадок португальских колоний. Действительно в этот раз официальный Лиссабон отступил, выторговав себе хороший плацдарм для очередного наступления на будущее. Шаг был очень рискованный – Туманный Альбион взял родину Васко-да-Гаммы на прицел.


"Рабочий марш" 5 октября

1876 году, в самый разгар «африканской игры», в Лиссабоне была создана Португальская Республиканская Партия (ПРП), которая с места в карьер набрала несколько тысяч членов. В отличие от Российской Империи, португальское общество компактнее и некоторые моменты бросаются в глаза. До трети национальной элиты так или иначе вплоть до 1910-х годов открыто сотрудничала с ПРП. С учетом масштабов страны не только дворянство, но и некоторые прямые родственники короля выступали за республиканскую форму правления. Большая часть любимой интеллигенции моментально перешла на правильную сторону улицы. Очень показательный пример – Антеро де Куинталь.

Классик и одновременно португальский «ультрачернышевский». Учился в самом престижном и самом старом учебном заведении страны – университете Коимбры. Оттуда вышли почти все значимые революционеры. Писал стихи. Основал Социалистическую Партию Португалии. Был англофилом и любил порассуждать о том, что истинное счастье может быть связано только с республиканской формой правления. Конечно, за исключением любимой UK – там все хорошо, потому что монархия номинальна и сплошные свободы. Да и вообще, мало ли что может случится с монархом?

ПРП уже в 1878 году была впервые представлена в парламенте от Порту. До конца столетия в парламент попали еще множество республиканцев, в том числе и будущий первый президент Португалии – Мануэль де Арриага.

«Керенский». Представитель региональной аристократии. После окончания университета Коимбры работал учителем и переводчиком с английского языка, далее проникся идеями республики и в итоге стал лидером ПРП

Первые годы XX столетия сопровождались бесконечными провокациями со стороны борцов за свободу. Как и в Российской Империи, здесь наблюдалась предреволюционная ситуация. Если не углубляться в политические нюансы, можно сказать, что король Карлуш I пытался маневрировать между интересами Британии, ставшей основной союзницей Португалии по итогам «позорного ультиматума», и континентальными интересами. В 1908 году, находясь на завершающей стадии переговоров с Францией и Испанией, Карлуш I и его старший сын – наследник престола Луиш Фелипе были убиты «прогрессивными социалистами». Убийство, его последствия и общий тон португальской прессы тех лет – калька событий вокруг Александра II.


Объявление свобод "с броневика" перед пустой площадью

На трон взошел Мануэль II, младший сын Карлуша. Как и Николай II, последний португальский монарх сохранился в памяти потомков в качестве «начитанного и романтичного подростка, очень любящего живопись». Действительно, фирменным стилем детей Браганца было писать акварели, часть из которых до сих пор храниться в музее Королевского Дворца. В остальном «застенчивый и религиозный мальчик» за первые полгода правления перетянул на свою сторону большую часть национальной элиты, которая была выбита из колеи утерей монархических ориентиров и накручена социалистами до неприличных масштабов. Скажем, министры дворца могли публично не соглашаться с королем в ключевых вопросах внешней политики, что приводило к дипломатическим коллизиям.


Португалия. 1910 год


Россия. 1917 год

При Мануэле впервые влияние ПРП пошло вниз. В конце концов, молодой человек предпринял весьма смелую поездку по провинции, чем сразу завоевал голоса регионального чиновничества.

В такой непростой ситуации, раскачиваться дальше было нельзя. На континенте завязывался узел глобального конфликта и Португалия должна была служить одной из опорных точек британских интересов, а не часовой бомбой далеких африканских колоний.

Нужно было действовать. К 1910 году сложился ставший классическим революционный триумвират: военное масонство-прогрессивная буржуазия-республиканцы(социалисты). Первые стали руками революции, вторые – кошельком, третьи – рупором.


Морячки. Мастер Капитан в центре.

Роль «усталого офицера Колчака» исполнил практически неизвестный за пределами Португалии Мендеш Кабешадаш.

Он – основная движущая сила революции – морячок, масон и республиканец капитан «Авроры» «Адамастора». Пережил всех своих «братьев» и умер стариком уже при Салазаре.


Условная "Аврора"

Роль буржуазной фронды, будучи своеобразным «Саввой Мамонтовым и руководителем Военных комитетов» в одном лице исполнил Бернардину Мачаду.


Карты, деньги, два ствола. Восторг в Лиссабоне.

представитель колониальной элиты. Сразу же после революции стал Министром Иностранных дел республики. Именно он вплоть до 1913 года распоряжался колониальным наследием Португалии. Умер глубоким стариком во время Второй Мировой Войны

В Португалии был впервые применен полностью готовый сценарий переворота «без неожиданностей». Такая революция под ключ. С четко описанными ролями, относительно небольшими потерями и полной программой действий после.

Какие же шаги предприняли патриоты-республиканцы сразу после прихода к власти? Первое действие – смена всей атрибутики (флаг, гимн, названия площадей и улиц). Буквально в первые недели после переворота. Далее по уже ставшему хрестоматийным революционному алфавиту: бегство королевской семьи в Британию и вымышленное отречение, убийство нескольких десятков лояльных чиновников. Кстати. Британия стала первой страной, которая признала португальский переворот еще до установления дипломатических отношений с новыми властями. Кажется, первый случай в истории.

Следуем дальше: изгнание церковных орденов из страны (с ними было связано не только классическое католико-масонское противостояние, но и образование), передел собственности (возникла устойчивая до сих пор группа «новых землевладельцев» выходцев из из республиканской группы), введение новой, упрошенной грамматики (барьер для новообучающихся в освоении классического португальского наследия). Что называется, 10 отличий не найти. «Золотой стандарт».

Все офицеры так или иначе сохранявшие лояльность королевской семье были убиты, посажены в тюрьмы или, в самом лучшем случае, отправлены в колонии доживать свой век.

Приблизительно 20% «красных» высших чинов совершили переворот. О судьбе 80% «белых» мало что известно. Второй этап революции, установление военной диктатуры общей длительностью 50 лет, состоялось лишь в 1926 году.

Продолжение воспоследует...