В Новосветловке

Оригинал взят у в В Новосветловке
15 августа, на второй день "войны" - именно так говорят про боевые действия того времени жители окрестных мест - Любовь Николаевну ранило. Перебило обе ноги.

Почти сразу, как мы зашли в дом, она спросила как нас зовут.

- Дунечка, даже не знаю куда упала эта бомба, снаряд. Как их назвать? Сразу окна все повылетали. На улице, наверное, где-то.

- Вы все это время были в поселке?

- Та да. Всю войну пролежала в больнице. В подвале



13 августа 2014 года Любовь Николаевна Чернец шла домой с работы из больницы, в которой проработала 26 лет. "Тогда в Новосветловку зашли "нацики"" .

- Работала регистратором. Репортеры сказали, что врачом - снимали же. И откуда они решили что врач? Не знаю.

- Вас снимали?

- Рассказывала, как мой сын погиб, и его не могли спасти. "Россия 1".

Слезы моментально пошли после слов "сын погиб". Она сбивчиво, комкая фразы продолжила:

- Умер на день независимости. Его ранило. А тогда тут такой бой был, что нельзя было нос высунуть на улицу. Не смогли довезти до больницы. Да не довезти, донести даже не могли. А потом принесли в больницу, и ночью он умер. Лежал вместе со мной рядом, в подвале.

На кухню заглянула женщина средних лет и тихонечко присела за стол. Слежу краем глаза, а она ежится, словно бы ей холодно, и смотрит в одну точку. Это Татьяна - невестка Любови Николаевны. Правая рука ее в гипсе.



- Тани не было, когда сын погиб. Она уехала с сыном в Россию. Но потом сразу возвратились.

- Сразу?

- Сережа был на огороде еще похоронен, Таня уже приехала. 24 августа умер - на день независимости, и только 17 сентября его перезахоронили. Почти все время лежала в больнице недвижимая. Стреляли день и ночь так, что думали: "ну все, утром встанем, и больницы нет". Утром встаем, больница еще стоит. Всё взрывается, всё везде сыпется, всё на голову, а мы в подвалах. Стреляли же по больнице.

Любовь Николаевна пересказывая, говорит то в прошедшем времени, то в настоящем времени. То вспоминая, то заново проживая сыплющуюся землю с потолка. Руки прижала к голове и чуть голову опускает, словно бы сверху что-то падает.

- Кушетка подпрыгивает вместе со мной. Муж под ней спал, потому что негде было. А доктора бедные, тоже в подвале вместе с нами. Только два доктора у нас. Ноги мне сохранили. Большое спасибо им, хоть и кривые остались. Многим, конечно, ноги поотрезали тогда. Отправляли в аэропорт их, а потом на Лутугино передавали в больницу.

Новосветловка, Хрящеватое пережили несколько недель кровавого ада в августе 2014 года. Улицы превратились в руины.

- Стреляли со всех сторон. А люди умирают сейчас. И продолжает умирать. Сохнут. Был человек, вдруг раз, и его нет. После войны соседка начала сдавать, сдавать, и угасла. И никто не знает от чего. Такого мы больше не переживем. Не дай бог. Слесарь умер. Еще в подвал носил меня, был жив. Теперь всё - нету его. Причины никто не знает. Здоровый мужик. Очень много таких - здоровых, кто тихо уходит.



В доме дети, они постоянно забегают на кухню, и пытаются рассмотреть что им принесли. В эти моменты, на лице женщин появляются улыбки.

- А где ваш муж?

- Мой муж.... Был все время со мной, потом положили меня в больницу. В Луганск отвезли, даже сына не дали похоронить. Сказали, осколки у меня в ногах. Муж сам хоронил его в огороде, потом сам и перезахоранивал. Он с другими начали восстанавливать дома. Стеклили, крыши накрывали - все сами. Потом к подружке пошел накрывать дом. Их не было - выехали, но дом-то надо сохранять. Упал с крыши и поломал пятку. А вот представьте все на одной Тане было! Ни света, ни газа, ни воды - ничего нету. Представьте кого это!

Таня отвернулась, и как раз прибежали дети. У меня был ворох конфет для них. Их прислал Карл Науман, который не знает ни слова по русски, и который хотел порадовать детей Донбасса на Рождество. Карл, спасибо тебе!

- Тебя как зовут?

- Вавя

- Иван?

- Ну

Подбегает второй. Тут Таня оживилась, и деловито их начала прогонять. А они спрятались за стеной, и то и дело нос высовывали. И шушукались, шушукались



- Вы работаете?

Обратилась все больше к Татьяне, но Любовь Николаевна моментально ответила:

- А то как же - опять, в родной больнице. Ее восстановили, опять регистрирую.

Тут Таня с досадой в голосе ответила на вопрос:

- Так я тоже в больнице работала. Медсестрой на скорой помощи. И вот восстановилась, только вышла, и сразу руку сломала.

- Людмила Николаевна, а где муж?

- 1 января 2015 вышел на работу, ровно через месяц - 1 февраля, его парализовало. За 19 дней сгорел, как свеча.

Любовь Николаевна начала вытирать лицо, как откуда-то вынырнул Ваня, и она его прижала сильно-сильно.



Если вы хотите присоединиться к помощи людям Донбасса, пишите мне в личку в жж, в фб или на почту  littlehirosima@gmail.com Подробности о помощи читать здесь.