Правда

Игорь Манцов

Правда

На телеканале «Россия» обсуждали старинную советскую кинокартину «Цирк», к её 80-летию. Поначалу всё было умеренно глуповато и благообразно. Ведущий Борис Корчевников гнул линию заранее написанного сценария, игнорируя любые внезапные порывы душ собравшихся, акцентируя судьбу оставшихся после режиссёра Александрова и его супруги Орловой матценностей.

Но внезапно не выдержал известный телеведущий, писатель и драматург, вечно похожий на седую длинноволосую, но отчего-то бородатую бабушку Андрей Максимов и – навязал передаче свою повестку.

Максимов потом с регулярностью встревал во все благожелательные по отношению к «Цирку» выступления, чтобы прошипеть: «Это лживое кино. Это ложь! Это лживая сказка. В то же самое время, в 1936-м, Булгаков писал «Мастера и Маргариту», и там всё ровно наоборот. Давайте скажем, где же правда! Двух правд быть не может, правда одна!»


Андрей Максимов - бородатая бабушка


Очень интересные и симптоматичные высказывания. Во-первых, Максимов представительствует от лица «грамотных», да ещё и столичных, да ещё и потомственных, которые привыкли вычитывать реальность из «произведений». Вот он и собирается рассуждать о «правде», оперируя статусным в его кругу сочинением.

Во-вторых, здесь лишний раз манифестируется заявленная ещё в перестроечные грустные времена точка зрения на социальный мир как на бесклассовую структуру. Раз нет классов и сопутствующих каждому классу законных групповых интересов, значит, альтернативную точку зрения легко можно (и нужно!) объявлять Глупостью. Или же Подлостью. Чаще упирают как раз на морально-этическую составляющую. Иные любят при этом потрындеть ещё и «за Бога».

Заметьте, Советская власть была несравненно честнее: она признавала классы и за каждым из них закрепляла соответствующие интересы. Но отечественные грамотные не таковы. «Двух правд быть не может!» - безапелляционно утверждает Максимов, один из удивительных хозяев отечественного дискурса.

«Мастер и Маргарита» - правда правд, по Максимову. Отчего же? Почему я должен принимать точку зрения злостного антисоветчика и в сущности расиста, человеконенавистника (см. забубённое «Собачье сердца») Булгакова?!

«Цирк» это не моё кино, оно сделано для простаков, переселившихся в Город из деревень (хорошо об этом в следующей неожиданной статье - http://portal-kultura.ru/articles/provereno-vremenem/135537-tsirk/ ), оно слишком для меня и вульгарно, и глуповато, и пошловато. Однако, это не даёт мне права отрицать психологическую правду как тех, кто его делал и заказывал, так и тех, для кого оно сочинялось/снималось.

Осознаёт ли теперешний Кремль следующее: неустанное упрощение социальной структуры, которое в своих корыстных интересах осуществляет победивший по итогам перестройки и пост-перестройки класс, гарантирует стране деградацию. На примере киноискусства это особенно наглядно проявляется. Сложносочинённые сюжеты в современной расейской киноиндустрии невозможны именно потому, что в бессознательное «творцов» вмонтировано представление об обществе как об однородной каше-малаше.

Негин со Звягинцевым предприняли смелую попытку дать панорамное описание отечественного социума во всём его разнообразии, но это практически всеми, и согласными с картиной, и несогласными, было воспринято как своего рода сатира, как «разоблачение».

Между тем, ни сатиры, ни разоблачения в «Левиафане» нет ( http://www.peremeny.ru/column/view/1631/ ). Однако, наши люди в большинстве внутренне согласились с тем, что «двух правд не бывает». Трёх или четырёх – подавно.

Грамотным, вроде Максимова, абсолютно непонятна структура сознания «простака». Грамотные беззастенчиво навязывают простаку свою рефлексию по поводу и без повода, своё вечное недовольство, свою критичность, свои увлечения и пристрастия, наконец. Грамотным, допустим, нелюб Сталин, а простаку всё равно!

Грамотный не может смириться с этим, принять это, простить.

Как так?! «Сталин убил моего деда-чекиста! Он и Злодей, и Гад!»

Простак попросту не понимает. «А мой дед не был чекистом и умер на войне, будучи мобилизованным и призванным. Сталин был хотя бы похож на мужика, а не на капризную бабушку. Наконец, Мир нравится мне, несмотря на все его, Мира, горести и несчастья. Я умею забывать, я привык радоваться солнышку на небе и бабе в постели».

Расейский грамотный никогда не сможет этого отечественному простаку простить.

Кремль, если не вполне сумасшедший, должен был бы принять меры, зачистить ментальное и, в локальном смысле, медийное пространство.

Или, по меньшей мере, позволить где-то культивировать здоровую классовую точку зрения на социальную реальность. Это никак не происходит, и мне, поэтому, глубоко наплевать на все достижения пресловутой постсоветской родины, если они есть.

Агрессию «максимовых» воспринимаю как наглую классовую борьбу, как войну на уничтожение здравого смысла, Культуры, пространства мышления/понимания.

В сложной Америке 40-50-х неслучайно появился такой жанр как «нуар», где нувориши, богатеи и гламурные девки обманывают/обижают американского простака. Вот и выходит, что «нуар» - не развлекательный жанр, но важный элемент социального анализа. Это была Работа. Одна из работ, среди многих других.


В сложной Америке 40-50-х неслучайно появился такой жанр как «нуар», где нувориши, богатеи и гламурные девки обманывают/обижают американского простака. Вот и выходит, что «нуар» - не развлекательный жанр, но важный элемент социального анализа. Это была Работа. Одна из работ, среди многих других.


Из социального анализа, из трезвости и ответственной наблюдательности вырос огромный и художественно значимый коммерческий жанр. Но ничего сколько-нибудь коммерчески-оригинального не могут придумать/снять постсоветские моральные уроды.

Категорически не желают сотрудничать с «другими» даже на уровне художественной образности!

Более того, как я показал выше на частном, но типовом примере, - попросту не желают существование этого Другого признавать.

«Молчаливое большинство» игнорируется - коллективное бессознательное закономерно на художества уродов не откликается.