Колонка Манцова

За великие наши печали, за горючую нашу слезу

С жадностью смотрю за обедом, ужином и даже за ночным чаем нескончаемые политические шоу на центральных телевизионных каналах. Покусывая бутерброд, с чувством глубокого удовлетворения припоминаю, как издевались продвинутые соотечественники над советскими пропагандистами. Невозможно было убедить брезгливых иронистов в том, что страна страною, а пропагандисты пропагандистами. Теперь те же самые люди блюют по-новой: от пропаганды уже национально-буржуазной, как некогда от интернационально-социалистической. А мне, повторюсь, нравится. Пропаганда пропагандою, а правда обнаруживает себя тем с большей регулярностью.

Политические шоу на российском ТВ


Сумма технологии, новые времена

Особенно восхищает меня трезвая констатация того факта, что советское общество устроено сложно. Ведь вменяемое упорство, с которым теневики, спекулянты и даже воры-рецидивисты отстаивают некий неприемлемый для ЗнаТоКов и для народного большинства потребительский стандарт, актуализирует тему разности социально-психологических горизонтов у различных групп населения. Каждый видит в повседневной толчее именно РАЗНОЕ, и это обстоятельство, по сути, является стержневым для всего сериала.

Знатоки Манцов


Новый президент, новые князья

Из речи Трампа на церемонии вступления в должность: власть снова будет принадлежать народу, нечто эдакое. Мне неудивительно: лет уже 15-16 с регулярностью пишу о том, что Америка представляется, естественно, на основании фильмов, сериалов и книг, родным домом, местом, где и поймут, и помогут.

Так что означенная реплика лично меня нисколечко не удивила. Да, там лояльная по отношению к пресловутому «народу», к так называемому «простаку» атмосфера. И неважно, кстати, какой этот «народ» национальной принадлежности. Просто вот сейчас, в речи Трампа вырвалось на поверхность.

Трамп инаугурация


Виктюк и генсек, «я» и «мы»

Сергей Задумов посоветовал мне посмотреть недавнюю американскую кинокартину «Сапожник» с Адамом Сэндлером в главной роли. Картина изначально хорошо придумана, хотя финальные перипетии меня, скорее, разочаровали. Полагаю, авторы не сумели удержаться на уровне исходной идеи, но да ладно. Всё равно это дельная умная работа про то, что один человек даже приблизительно не может себе представить, что происходит в душе, в понятийном аппарате и в повседневности человека другого.

Сапожник Адама Сэндлера


К утру умереть

В удивительной и недооценённой картине Брагинского/Рязанова «Старики-разбойники», которую кусками пересмотрел в субботу по телевизору, есть, кроме прочего, такой блистательный закадровый комментарий: «Инкассаторов регулярно проверяли на способность стрелять. И если человек не выбивал нужное количество очков или вообще не попадал в мишень, его всё равно… оставляли на работе», как-то так.

Здесь важное послание. Да и вся картина об этом. О чём же? Сейчас попробую сформулировать.

Старики-разбойники


Требовательное отцовство

Образ отца в европейских и российских фильмах. Консервативная или либеральная. Чья культура освобождает человека?

Переигравший Сергея Карякина норвежский гроссмейстер Магнус Карлсен


Тема козявок

Видно, что прочие актёры сериала «играют», один только Броневой воюет, живёт, решает экзистенциальную задачу. Для него переиграть «современниковцев», МХАТовцев, прочих, а в особенности Табакова – дело жизни.

Броневой против Табакова.


Между ладошками

А днями раньше всё тот же, безусловно лидирующий у нас по качеству, Первый канал и тоже в ночном эфире показал американскую кинокартину «Три балбеса» (2012). Случайно попал, за 15 секунд влюбился, ещё через 15 секунд опознал авторов – любимейших из любимых. Что и подтвердила телевизионная программа.

Три балбеса


Бомбоубежища вместо столовых

Хорошо сказал философ Виталий Куренной: «По Гегелю личность – это понятие, которое указывает на равенство: личность – это все субъекты современного права, перед которым все по определению равны. А романтическое, воспринятое российской интеллигенцией понятие «личности» совершенно обратное. Личность – это уникальность, личность – это нечто выдающееся. Меня однажды поразили слова одного видного актёра, который по телевизору вещал следующее: вот этот вот выдающийся человек – он личность, а вот эти вот бандиты – они не личности. Для Гегеля такое словоупотребление было бы невозможно, а вот для нашей интеллигенции это совершенно естественный ход мысли». Для этих самых наших «грамотных» весь народ – бандиты. Расейские грамотные черти – наихудшие черти в мировой истории. Любое, поэтому, их недовольство той или иной ситуацией сигнализирует о праведности этой самой ситуации, о её, ситуации, богоугодности.

Боб Дилан


В волшебной стране

Российский сериал "Тонкий лёд" и выставка Джока Стёрджеса как зеркало российской буржуазной семьи.

Екатерина Гусева