Колонка mikaprok

Цифровая политика. Закрытое открытое голосование. Выборы в США

Из предыдущей части нашего повествования становится ясно – современная политика немыслима без хирургической точности. Победа Барака Обамы стала возможна благодаря Big Data и такому интересному явлению, как колеблющиеся штаты. Кстати, интересный вопрос дотошному читателю: какие штаты можно считать колеблющимися?

Какие штаты можно считать колеблющимися


Цифровая политика. Техника молодёжи. Как big data помогли победить Обаме?

Если посчитать все усилия, приложенные советниками будущего президента, мы наберем не так уж много активированных избирателей. Каких-нибудь 3-4 миллиона человек. Казалось бы, явно недостаточно для уверенной победы в 300 миллионной стране. Однако, первое впечатление обманчиво. Основной базой выборной агитации являются не свой, демократический, а колеблющийся электорат в маркированных городах и штатах. Обама победил своего конкурента с перевесом около 4% голосов. Это уже пограничная цифра в статистике. Технологии, по общему мнению, смогли обеспечить ему ¾ этого числа.

Большие данные помогли победить Обаме


Цифровая политика. Часть вторая

В США успешно манипулируют поведением избирателей с помощью анализа больших данных и выдаче в поисковиках.

В США успешно манипулируют поведением избирателей с помощью анализа больших данных и выдаче в поисковиках.


Цифровая политика. Продолжение

Классическая политика построена на выборе между различимыми альтернативами. В госбюрократиях второй половины XX века выбор был ограничен хрестоматийной вилкой: либералами-консерваторами, левыми-правыми, демократами-республиканцами. Это одна и та же разновидность прогресса и сдерживания. На каждом выборном цикле наугад заданная партия играет роль экспериментатора, другая наряжается в маску защитника традиционных ценностей. Что бы под этим в конечном счете не подразумевалось.

Современные выборы de facto отменили указанное правило – с начала нового тысячелетия политика строится на конкуренции политиков, а не партий. Платформы перестали играть какую-либо заметную роль, превратившись в реликтовый атавизм. Политика стран, считающих себя демократическими – это сражение индивидуумов, своего рода рэп-баттл, в котором красота и обаяние несут столько же смысла, как и произносимые с высоких трибун слова.

С началом 10-х XXI века мы вступили в фазу с совершенно новыми правилами игры. Политики внешне стали похожи, как две капли воды, их программы неотличимы, методы работы с электоратом идентичны. Выбирают не политику, а контекст.

Выборы.


Цифровая политика. Начало

Всем известно, что современные технологические визионеры избегают политики. Они вызывающе либеральны и декларируют ценности мало пригодные для высоких кабинетов. Бюрократы в свою очередь пытаются по мере сил использовать потенциал «великих умов» и с большим опозданием усваивают уроки «демократии, равенства и братства».

По крайней мере, так считалось до недавнего времени. Потом на поверхности один за другим стали появляться государственные инновации, которым технологии свободного рынка в подметки не годятся. Вот вам печально известная PRISM в качестве мозолящей глаза тени «1984», а также куда менее известные в России: SOPA – программа по анализу интернет-трафика на предмет выявления нарушений копирайта и творение Марка Цукерберга FWD – социальное движение по либерализации иммиграционной политики. Последнее вообще позиционируется, как самобеглая инициатива с кучей технологических звезд на борту.

Ender's Game