Колонка Манцова

Терпение и Желание

Смотрел матч гандбольной женской сборной России в финале Олимпиады. Не скрою, желал прыгучим россиянкам победы, несмотря даже на то, что темнокожие, похожие на хищных кошек француженки были биологически симпатичнее. Комментатор как завизжит ближе к концу игры: «Терпеть, терпеть!» Я даже испугался. Всплыли из бессознательных глубин кошмары детства и юности, когда всякие удовольствия считались подозрительными, а «терпеть, терпеть» считалось делом богоугодным.

Смотрел матч гандбольной женской сборной России в финале Олимпиады. Не скрою, желал прыгучим россиянкам победы, несмотря даже на то, что темнокожие, похожие на хищных кошек француженки были биологически симпатичнее.


Женитьба

Обсуждая «Отряд самоубийц», кинокритик Алексей Коленский несколько раз повторяет формулу «Мир лежит во зле». Изначально формула относилась к «внутреннему миру», но потом зачем-то распространилась через охочих до власти религиозных фанатиков на мир внешний, на социум. И… превратилась в опаснейшую из мантр.

Отряд Самоубийц


Между сытостью и любопытством, между сожалениями и фантазиями

В день обнародования доклада, подписавшего приговор российским легкоатлетам с легкоатлетками, смотрел на телеканале «МАТЧ» обсуждение проблемы. Комментатор Дмитрий Губерниев, который всё больше нравится мне своим несгибаемым пофигизмом, опрашивал шестерых спортсменов, пришедших в студию. Те сначала бубнили какие-то дежурные пропагандистские заклинания, но потом-то, едва бедолаги расслабились, их прорвало.

Кажется, прыгунья в длину вдруг начала припоминать, как вот после зимней Олимпиады в Сочи, проваленной отечественными хоккеистами, тех всё равно поощрили большими деньгами и машинами, ещё какие-то спортивные дисциплины поощрили, но вот легкоатлетов с легкоатлетками не поощрили…

«А они… А мы… А ведь лёгкая атлетика Королева Спорта…»

Королева Спорта


Самообманщики

Со мною спорили, шили мне предательство Родины, а я ведь ровно то самое, что произошло, в полном объёме – от безобразной игры до выходки Кокорина/Мамаева – предвидел/предсказывал. Детали, конечно, оригинальные, детали не угадаешь, но Суть, но Мерзость Запустения - были очевидны ещё и до начала чемпионата.

появление Слуцкого сотоварищи в интеллектуальном казино Что. Где. Когда


Желания

Россия в этом смысле устроена аналогично. Едва насытившись/обустроившись, принялась обзаводиться символическим капиталом. Поскольку тутошняя интеллектуальная элита на здоровое образное строительство не способна, искусство в качестве сверхзадачи отбраковали, и коллективный разум поставил на спорт.

Я ещё лет десять назад, когда только начиналось, где-то написал: «Оставьте в покое спорт, не мечтайте о спорте! Патологически сильные желания убивают предмет вожделения, никакого спорта в результате не будет». Так и случилося.

Оставьте в покое спорт, не мечтайте о спорте! Патологически сильные желания убивают предмет вожделения, никакого спорта в результате не будет


Масскульт

Простому человеку Пушкин совершенно без надобности. Он не враг, конечно, но и не близкий друг. Не необходимость. Нам нужно другое, нужна здоровая массовая культура.

Нам нужно другое, нужна здоровая массовая культура.


Правда

В сложной Америке 40-50-х неслучайно появился такой жанр как «нуар», где нувориши, богатеи и гламурные девки обманывают/обижают американского простака. Вот и выходит, что «нуар» - не развлекательный жанр, но важный элемент социального анализа. Это была Работа. Одна из работ, среди многих других.

В сложной Америке 40-50-х неслучайно появился такой жанр как «нуар», где нувориши, богатеи и гламурные девки обманывают/обижают американского простака. Вот и выходит, что «нуар» - не развлекательный жанр, но важный элемент социального анализа. Это была Работа. Одна из работ, среди многих других.


Предательство

Пишу с пугающей регулярностью: бессмысленно/бесполезно стремиться стать «совершенно хорошим». Лев Толстой тянулся к этому в жизни, но в гениальном творчестве давал объективную картину: как «плохие» девчонки разрушают устои, двигают общество, освобождая в человеке лучшее, преодолевая тупую родоплеменную архаику.

Пишу с пугающей регулярностью: бессмысленно/бесполезно стремиться стать «совершенно хорошим». Лев Толстой тянулся к этому в жизни, но в гениальном творчестве давал объективную картину: как «плохие» девчонки разрушают устои, двигают общество, освобождая в человеке лучшее, преодолевая тупую родоплеменную архаику.


Материнское

По «Культуре» давали «Андрея Рублёва»: посмотрел кусками, после очень большого перерыва. Поразила интонация «я талантлив», «я художник» и «я юный тонко организованный принц», нечто эдакое.

Отливающий колокола юноша Бориска, который вечно на всех ругается, приговаривая «отец мне передал секрет творчества», художник Рублёв, делающий то же самое в старческо-страдательном режиме («Я же для людей! А они, неблагодарные!»), обличающий власть скоморох или люто завидующий Рублёву коллега – всё они проекции внутреннего ребёнка автора фильма, Андрея Тарковского.

Андрей Рублёв


Аристократизм

В России новая мода. Сначала на сочинском курорте «Роза Хутор» разделась до белья, до купальников, а потом прокатилась на горных лыжах тысяча мажоров и мажорок, неделей позже в борьбу за первенство вступило Кемерово, где то же самое проделала ещё более внушительная толпа.

В России новая мода. Сначала на сочинском курорте «Роза Хутор» разделась до белья, до купальников, а потом прокатилась на горных лыжах тысяча мажоров и мажорок, неделей позже в борьбу за первенство вступило Кемерово, где то же самое проделала ещё более внушительная толпа.